Беловежский Дед Мороз доволен, что состоит в профсоюзе

Галина СТРОЦКАЯ, интернет-сайт "Беларускі Час", 20.12.2016

Наш корреспондент отправился в резиденцию главного новогоднего персонажа, где неожиданно выяснил: в сказочной жизни тоже есть профессиональные трудности и производственные неурядицы. И хорошо, что на страже интересов Деда Мороза – как и большинства белорусов – стоит профсоюз

– Дедушка Мороз, ты уж прости за любопытство, но я слышала, что твою резиденцию в Беловежской пуще раньше «домиком Корочкиной» называли. Ты что ж, чужое жилье занял?

– Мне по статусу положено жить в дремучем лесу, в самой его чаще. В 2004 году я обосновался в Беловежской пуще. У моей резиденции – своя история. Тут, где я сейчас обитаю, зубропитомник находился, а при нем был домик, где в зимнюю пору научные работники, егеря грелись. На втором этаже здания часто бывала специалист по разведению зубров Людмила Корочкина. Когда зубры размножились, их выпустили из вольеров на свободу, и потребность в домике отпала. По моей просьбе его в резной терем превратили – бригада резчиков во главе с мастером золотые руки Александром Масло постаралась. Так «домик Корочкиной» в резиденцию Деда Мороза превратился.

– А скажи, почему ты гостей своих за порог терема не пускаешь? Неуютно там, что ли, нет условий для работы и отдыха? Может, зря ты, Дедушка, в профсоюз работников леса и природопользования вступил, наверняка у вас свой профсоюз имеется – дедморозовский?

– Профсоюзом я доволен. Премии от него, между прочим, не раз получал за хорошую работу. Летом этого года, когда посетителей в резиденции немного было, я даже принимал участие в спартакиаде, которую для работников национального парка «Беловежская пуща» профком проводил. Похвастаюсь: первое место по шахматам занял.

А что касается условий труда, то рассказывать не буду, просто отступлю от правил своих жестких – в избу никого, кроме высокопоставленных лиц да сказочных персон, не пускать – и журналистов приглашу.

Вот святая святых моего терема – зал, в центре которого трон. Он, конечно, только мой, но фотографироваться на его ступеньках стало традицией после одного случая. В резиденцию приехала индийская делегация во главе с послом страны в Беларуси. Я вышел к ним во всей своей красе: расшитая золотом шуба сверкала, как у самого богатого раджи, седая борода внушала почтение. Посол и упал передо мной на колени. Едва уговорил его подняться и пригласил к себе в терем, где он пожелал сфотографироваться на ступеньках у трона.


А теперь пройдем в мой рабочий кабинет. Как видите, он самый обычный. Главное здесь – стол, за которым разбираю почту. Писем приходит много, от детей и взрослых, пишут отовсюду, не только из Беларуси – из Китая и Тайваня, Арабских Эмиратов и Буркина-Фасо. К слову, граждане последней страны были у меня в резиденции, пели «Вместе весело шагать».

– Дедушка Мороз, беспокоюсь я за тебя. Вижу несколько ящиков писем, которые надо не только прочесть, но еще и ответить на все. К тому же, желания исполнить, в них содержащиеся, а значит, работать тебе приходится отнюдь не по 8 часов, гораздо больше. В тереме-то между тем прохладно… Не простудишься?

– У меня жарко быть и не должно, Дед Мороз все-таки, чего доброго, растаю. Для поддержания нужной температуры камин топлю, дрова, кстати, сам привожу. Здоровый образ жизни веду, чайком с пущанскими травами люблю себя побаловать. Но времени в зимнюю пору у меня мало. К середине декабря в резиденцию прибывает Снегурочка, и начинается людское паломничество. Скажем, 10 декабря сего года 87 групп сразу приехало, да плюс туристы, которые сами по себе, так что скучать мне некогда и хворать тоже. Надо, как вы и сказали, желания исполнять, письма читать. Иногда они меня радуют: ребятня пишет о своих достижениях, просит подарки для себя, друзей и родителей. Но есть письма, от которых слезы наворачиваются. Девочка Катя из Минска написала, что родители пьют и о ней забыли, ее воспитывает бабушка. Катюша просит вразумить маму с папой…

– Вижу трудно тебе, в сложных морально-психологических и климатических условиях трудишься. Есть ли у тебя комната психологической разгрузки, достаточно ли спецобуви и спецодежды?

– Ну, как сказать… Вообще-то я франт, мне бы больше хотелось, но костюмы у меня на всякую пору года имеются. Зимой в расшитой золотом шубе хожу и в валенках, весной да осенью в льняной накидке и белых сапожках гостей встречаю. Когда летняя жара стоит, я в белой льняной рубахе и полосатых льняных брюках. Вместо зимней шапки в теплое время года ношу соломенную. Она так искусно выполнена, что японцы за нее несколько тысяч долларов предлагали, но я с эксклюзивным головным убором не расстался. (Председатель профкома национального парка Людмила Михасева дополняет, что такого количества нарядов ни у одного из коллег беловежского Деда Мороза нет, они круглый год в шубах ходят – Прим. Авт).

– Дедушка Мороз, можно на прощание несколько вопросов личного плана?


– Вопросов – можно! А то я уж было подумал, что несколько подарков будешь клянчить. В одном письме у меня 28 подарков просили…

– Меня устроят честные ответы на вопросы. Скажем, никто не знает, сколько лет Деду Морозу, а любопытно.

– Да я и сам толком не знаю, видно, сколько существует белый свет, столько мне и лет. (Люди сведущие шепнули, что дедушка себе годы-то приписывает, на самом деле беловежскому Деду Морозу немногим за 70 – Прим. Авт).

– О твоем семейном положении легенды ходят: одни говорят, что ты – закоренелый холостяк, другие, прости уж, чуть ли не многоженцем называют…

– И те, и другие неправы. Женат я – давно и удачно, на Матушке-Зиме женат. Три дочери у нас – Стужа, Вьюга и Метелица. Младшая мне внучку подарила – Снегурочку, добрая девочка в начале зимы каждый год ко мне приезжает и помогает проводить новогодние праздники. Ну, еще вопросы есть? А то ведь надо мне трудиться. Пока еще землю снегом не достаточно укутал, сегодня узоры на окнах не рисовал, детишек сладостями не угощал. С Новым годом всех, счастья, здоровья и благополучия, а «Беларускаму Часу» – творческих успехов и процветания!


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта