Болото, от которого зависит будущее Беловежской пущи

интернет-сайт "Багна", 09.12.2016

Фото Никиты Бышнёва, киностудия «Aves»

Недавно началось восстановление низинного болота Дикий Никор, которое находится на территории Беловежской пущи. Мы поговорили с участниками природоохранного проекта в Беловежской пуще Виктором Фенчуком и Николаем Черкасом об этом важном и нужном деле, чтобы рассмотреть что-то большее, чем данные о количестве дамб и размере спасаемых территорий.


Фото Константина Чикалова

Николай Черкас, участник природоохранного проекта Беловежской пущи

Все началось с того, что в конце девяностых в Беларусь приехал представитель Английского Королевского общества защиты птиц Норберт Шеффер. Он и предложил провести исследование о возможности повторного заболачивания Дикого Никора для того, чтобы создать условия для обитания очень редкой птицы — дупеля.

Мы поддержали эту идею. Сравнив сегодняшнее состояние болота с его состоянием в прошлом, мы заметили, что из-за нехватки воды на этой территории страдает не только экосистема болота, но и леса Беловежской пущи. С началом осушения проблема была очевидна, но тогда на это никто не обращал внимания. Во времена заповедно-охотничьих хозяйств на природу особо не смотрели. Высшему руководству государства требовались только места охоты. Поэтому увеличивались угодья для обитания оленя и кабана за счет осушения болот. Территория использовалась для заготовления кормов диким животным.


Фото Никиты Бышнёва, киностудия «Aves»

Пуща превратилась, грубо говоря, в большой свинарник. Про то, к чему все это может привести, не думали, а может, и не хотели думать.

Именно от таких действий в прошлом сейчас на болоте замечаются пылевые бури и пожары, и становится ясно, что вся территория использовалась не рационально. Надо понять, что даже брошенное болото восстановиться само, без помощи человека, быстро не может.

Сапропель, который выстилает дно Дикого Никора словно полиэтиленовая пленка, не пропускает влагу. А без воды болото не сможет функционировать нормально. Такое плачевное состояние очень тревожило. Засушливое лето превращало Никор в пороховую бочку, которая однажды даст о себе знать: тут и выделение углекислого газа, и поглощение кислорода, и ветровая эрозия плодородного слоя земли. Будущее болота, как и будущее Беловежской пущи, оказалось под угрозой.

Подняв эти проблемы, нас поддержало руководство Беловежской пущи. Все понимали, что, сохранив Никор, мы сохраним, по нашим оценкам, около 10 миллионов кубометров воды. А это озеро средней величины. Кстати, на старинных картах 300-летней давности болото Дикий Никор было озером. Повторное заболачивание запустит механизм, при котором болото будет функционировать по-другому. Не просто сразу сбрасывать воду, как это происходит с осушенными болотами, а сохранять ее, как губка, постепенно отдавая окружающей среде. Эта особенность поддерживает нормальное состояние экосистемы, те же ясеневые леса, к примеру. Я уже не говорю о микроклимате и других достояниях болота для пущи.


Фото Никиты Бышнёва, киностудия «Aves»

Конечно, многие противники сейчас начнут говорить о потере каких-то сельхозугодий, но на самом деле это совсем не так. Надо понять, что на сегодняшний день в Беларуси на каждого жителя приходится около 0,6 гектара пахотной земли, а это не мало. Земли в стране хватает. А пуща у нас одна. И не надо вкладывать такие громадные усилия в «борьбу» с болотами.

Будущее Беловежской пущи зависит от сохраненных сегодня болот

Ожидать скорого восстановления Дикого Никора, конечно, не стоит. Хорошо еще, что есть кусочки естественных болот рядом, которые хоть как-то помогают в нашей работе.

Сегодня восстановлением болот в Беларуси занимаются, в основном, две команды: проект Программы Развития ООН «Торфяники-2» и «Ахова птушак Бацькаўшчыны». ПРООН восстановили более 65 тысяч гектаров болот, «АПБ» 15 тысяч гектаров. Цифры вроде бы и небольшие, но эти восстановленные гектары дали шанс для жизни тысячам животных и сохранили места обитания многим растениям. Нужно отметить, что специалисты, занимающиеся проблемой восстановления, опередили время. Их работа показала, что даже самые крупные болота страны не могут функционировать нормально без мероприятий по их консервации.


Фото Никиты Бышнёва, киностудия «Aves»

Об одном результате хотелось бы сказать отдельно. Около двадцати лет назад ПРООН и «АПБ» провели совместную работу по консервации болота Ельня. А в прошлом году ПРООН восстановило болото, которое, как впоследствии оказалось, содержит объем воды равный 70% воды в озере Нарочь. Кто бы мог подумать! А между тем, запасы пресной воды этого болота оценены в 247 млн. долларов.

Когда-то Полесские болота претендовали на звание самого крупного болотного комплекса в мире и играли значительную роль в формировании климата. Их испарения не пропускали холодные массы с севера и сухие с юга, создавая умеренный климат. Сегодня же все происходит не так. Погода у нас стала более капризная, с резкими перепадами как температуры так и осадков. Это все цена за наши преобразования. И если сейчас мы просто оставим все на своих местах, то это будет огромной ошибкой, за которую будем платить не только мы, но и будущее поколение.

Судите сами, до начала масштабной мелиорации болота занимали 14,2% территории нашей страны, что составляло 2 939 000 гектаров. К настоящему времени в результате промышленной разработки торфяных месторождений, сельскохозяйственной и лесной мелиорации в естественном состоянии сохранилось 863 000 гектаров болот. Из них 384,7 тысяч гектаров имеют международный статус охраны. Но в этих цифрах скрываются и тревожные факты. Некоторые болота уже не подлежат естественному восстановлению. А если начать их восстановление, это будет очень дорого и займет много времени. Поэтому особенно бережно нам надо относиться к тому, что сохранилось.


Фото Константина Чикалова

Виктор Фенчук, координатор природоохранного проекта в национальном парке «Беловежская пуща»

Дикий Никор — болото, которое формировалось тысячелетиями, и те изменения, которые внес в него человек, значительно влияют на его состояние. Придется приложить много усилий и пройти много стадий, чтобы восстановить болото, но мы надеемся на лучшее. Все же в Беловежской пуще уже были реализованы успешные проекты по повторному заболачиванию, а это отличный опыт.

Главная особенность Дикого Никора в том, что это низинное болото, в отличие от верховых болот, работа по заболачиванию которых проводится часто. С такими водоемами приходится работать редко. Более того, Никор не использовался для торфодобычи, а это интересно, такого на территории Беларуси не встречалось.


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта