От музея лаптей до электромобилей. Проекты еврорегиона «Беловежская пуща»

Алёна СИНЕВИЧ, интернет-сайт "Вечерний Брест", 02.03.2014

Еврорегион «Беловежская пуща» открывает возможности для развития туризма в Свислочском районе. В агроусадьбах открываются музей лаптей, дом для детей с ограниченными возможностями, иппотерапия, этнографическое подворье и теннисный корт. Деревья в окрестностях промаркировали специальным знаком «Велосипед» для велотуристов. В детской школе искусств появился туристско-информационный центр.

Камень ятвягов прячется от чужаков

В районе можно начать поход на велосипедах откуда угодно и при этом не заблудиться. Как рассказал начальник отдела идеологии, культуры и по делам молодежи Свислочского райисполкома Игорь Головач, на протяжении 124 километров есть щиты-путеводители, на деревьях установлены значки с зеленым велосипедом — по ним ориентируются туристы. В ближайших планах — строительство многофункциональной крытой спортивной площадки. Идут переговоры о строительстве с польскими партнерами.

Велосипеды, электромобили и ноги — лучшие средства передвижения в природоохранной зоне. Старинное имение генерала и сенатора Польши Тадеуша Тышкевича, ритуальный камень ятвягов, озеро за деревней Романовцы, болото Дикое, река Нарев… А недалеко от деревни Тиховоли находятся северные ворота Беловежской пущи с КПП. Для того чтобы сохранить в нетронутом виде заповедные природные сообщества, въезд на территорию национального парка разрешён лишь по согласованию с его руководством.

Сергей Поляков

В нескольких километрах от Жарковщины расположен сохранившийся до наших времен уникальный памятник древней культуры — ритуальный камень ятвягов. Местные жители долгое время скрывали его существование. По поверью, влага, которая скапливается на нем, исцеляет от любых болезней. Дорога к священному месту проходит вглубь Беловежской пущи, мимо многовековых дубов.

По дороге в Порозово поля постепенно сменяются лесами. Почти везде – специальные вышки для охотников, где можно спрятаться и поджидать зверя. Вдруг метров за сто от дороги видим стадо зубров. Звери вышли из леса подкрепиться травкой, правда, еще пожухлой после зимы. Но это тоже витамины. Некоторые из зубров щипали траву, а наиболее резвые уже начали «флиртовать».

Колоная: деревня, которую немцы переселили, а сельчане вернули обратно В деревне Колоная осталось всего семь домов, да и те зимой пустуют. Зато здесь живет Сергей Поляков, который обустраивает агроусадьбу. Пока мы видим простой деревенский домик, рядом строятся еще несколько для будущей турбазы. Четыре гектара отведены под дендропарк, паркинг, корт, пруд, спортплощадки.

Судьба деревни интересна сама по себе. Расположена рядом с озером Романовцы.

По рассказам местных жителей, раньше вокруг деревеньки протекала речка. До войны на двух мостках через речку часто устраивали танцы под гармошку. Во время войны немцы решили снести деревню с лица земли: выселили еврейское население, а все дома перевезли в другое место. После войны жители вернулись обратно.

И сегодня видно, что бревна, из которых сложены срубы домов и сараев, пронумерованы. Раньше рядом располагалась вертолетная площадка. Теперь здесь тихо и шумит лес. Деревня зимой пустует, хотя все дома проданы.


Дом Сергея Полякова

Как выглядит банкуха

Заместитель председателя райисполкома Виктор Субботка рассказал о международных проектах в рамках еврорегиона «Беловежская пуща». Реализовано уже пять, на подходе шестой. Они направлены на развитие туризма и поддержку частной инициативы.

Проект Агентства США по международному развитию (USAID) «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемый ПРООН, недавно подвел итоги конкурса туристических дестинаций Гродненской и Брестской областей. В результате появилось 16 туристических предложений, с которыми проект продолжит активное сотрудничество. Среди победивших и идея Свислочского райсполкома — «Край пущанских чудес и таинств».

— Первое звено цепочки — культурно-познавательный туризм, — рассказывает инструктор-методист Свислочского туристско-информационного центра Анастасия Пекарь. — И этим занимается агроусадьба «Фальварак «У Рыся». Народные гуляния, фестивали, обрядовые игры, ярмарки —специализация усадьбы. Построено этнографическое подворье «Деревенька ремесел» (домики резчика, гончара, ткачихи), в котором имеется экомузей сельского быта со старинной утварью, лаптями. В дальнейшем планируется организация и проведение рыцарских боев. Строится кафе «Стары Млын», рядом планируется создать музей хлеба и дать возможность туристу проследить за процессом приготовления: от посева до изготовления своими руками булочек.

Брендом будет банкуха — пирог на вертеле, изготовленный в русской печи. Так как леса полны ягодами, пришла идея изготавливать свое мороженое: малиновое, земляничное, черничное, клюквенное, брусничное — и радовать им детей с ограниченными возможностями, которые проходят курсы иппотерапии (использование верховой езды и контакта с лошадью в лечебных целях).

Второе звено — семейный отдых. Эту задачу на себя берет «Лявонаў хутарок». Туристам предлагается семейный отдых на природе: питание экологически чистыми продуктами, меню из блюд традиционной белоруской кухни. Ко всему этому прилагаются интересные туристические маршруты: на Хатьковское водохранилище, в резиденцию Деда Мороза, костел Святого Михаила в Порозово.

Спортивный туризм — это третье звено в цепочке. И четвертое — зкологический туризм. Экоусадьба «Беловежье» расположена прямо в национальном парке. Это находка для любителей нетронутых уголков дикой природы. Можно заняться организацией пеших и велосипедных походов по тропам Беловежской пущи, порыбачить на озере или речке, отдохнуть в бане, посетить музей «История и повседневный быт деревни Рудни».


Одна из достопримечательностей пущи- императорские мосты

Один на один с зубром

Иван Михайлович Сачко 44 года проработал лесником в Беловежской пуще. Видно, судьба ему такая выпала, ведь родная деревенька находится в заповедном краю. Еще в детстве, по дороге в школу, которая находилась за три километра от дома, частенько встречал волка или лося. Конечно, во время лесных обходов сталкивался на тропе и с зубром, и с лосем.


— Страшно было? — спрашиваем.

— Да, лось меня один раз гнал. И это, скажу я вам, не так интересно, как страшно. А я побежал, виляя мимо деревьев. Лось, видно, не понял, почему не по прямой бегу, и отстал. А зубра, чтобы не стрелять, отгонял вот так — просто хлопал ладонями по коленям.

— Вам, наверное, приходилось и браконьеров ловить? А местные жители ведь издавна промышляли охотой, приходилось ссориться со своими же соседями?

— И «собакой», бывало, называли меня, и дорогу переходили. А я тогда и говорю: иди сюда, нападай, людская кровь не пропадает. Да…

— Тихо здесь. В деревне осталось жить немного людей?

— Человек 35–40. А вот напротив моего дома — клуб, я его берегу. Народ помирает, вечерю, поминки надо делать, а больше негде. Вот и приспособили это помещение.

В Рудне остались одни старики. Пока деревня остается «курортным» местечком для внуков и детей, и оживленно здесь только летом.


В Рудне есть и своя легенда. Ее рассказала Нина Иосифовна, жена Ивана Михайловича:

— Давно-давно, когда жили наши бабки и прабабки, напал на деревню мор. Каждый день умирали 5–6 человек — старые и малые. Долго советовались жители, как люд от смерти спасти. Тогда собрались в большой хате все женщины деревни, долго молились, потом вырвали куделю, напряли пряжи и за одну ночь выткали рушники. На рассвете обнесли рушниками, опутали каждое дерево вокруг деревни, а концы закопали в землю. И тогда болезнь ушла. Там же, где концы рушников закопали, поставили камень. Каждый год второго сентября жители деревни собираются вокруг памятника, украшают его цветами и рушниками, молятся и просят у оберега помощи.






Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта