Пилят ли дубы в Беловежской пуще? Как журналист исследовал лесные тайны

Евгений БЕЛАСИН, газета "Брестский курьер", 25.09.2013

Недавно бывшая учительница поделилась: на пущанской дороге асфальт просел от лесовозов, тягающих дубы, и там приходится делать многозатратный дорожный ремонт. Кое-что подобное было в моем досье и раньше… Зная про заповедный статус Беловежской пущи и удвоение заповедной территории в связи с недавним возвращением ей диплома Совета Европы, мобилизовался и выехал на проверку.

Я буду долго гнать велосипед…

В Каменюках спросил у первого попавшегося водителя полугрузовичка с гербом какой-то лесной конторы: а не ведется ли ремонт новой объездной трассы? Не закрыта ли одна полоса? Да нет, говорит дядька этим парадоксальным оборотом русского языка. А что ремонтируют для проезда? В ответ: а где-то внутри пущи чего-то…

Иного транспорта, кроме велика, посетителям Нацпарка не положено. Свой не взял – значит, беру напрокат. Велик минского производства, но спецзаказ. Скопирован с голландских аналогов, похоже. Передачи три, но заклинен на одной. Катится неплохо, и шины твердые.

Около окошка кассы проката услышал, что часть маршрута под названием "Лесные тайны" закрыта. Оп-па, думаю. А может, это и есть ТА моя лесная тайна? Почему тайны закрыты, спрашиваю. А ремонт там, дорогу перебирают. Ага. Поехали…

Еду по неплохой велодорожке. Правда, через километр оказывается, что по ней ездят автомобили и даже громоздкие автобусы. С этим последним транспортом разминуться, не съехав на обочину, не получается.

Моё особое внимание – на дубы. Где их рубят? Пеньки, следы…

Вижу толстенное спиленное дерево.Дуб! Но факт есть факт: дерево гнилое изнутри. Очевидно, санитарная рубка. Иное дело, что не ассоциируется со щитом "Заповедная дуброва". Была бы заповедная, лежали бы деревья, как упали давным-давно.

Через некоторое время встречается щит, на котором написано, что здесь была узкоколейка, которой вывозили заповедный лес.

Вскоре должен быть населенный пункт Лядские. Хутора, что ли? От слова "ляда", размышляю. Значит, корчевали под поля. Но вот слева замечаю указатель. Прямо "A BIG TRAVEL", налево "FOREST MYSTERIES" , «ЛЕСНЫЕ ТАЙНЫ».

Через метров триста асфальт убран, видны следы подсыпки песка. Далее – дорожная техника. Экскаватор, бульдозер, почему-то съехавший в болото, еще дальше оранжевые КамАЗы, груженные песком.

Спрашиваю про причину дорожных работ. Не перегрузка ли тут древесины? «Нет, просто положили асфальт на грязь, вот и поплыла дорога», – поясняет один из рабочих. А возили ли здесь лес? Рабочий загадочно усмехнулся: «Узкоколейкой возили. В наши времена? Может быть, может быть…».

На паспорте объекта читаю дату окончания – 12 октября сего года. Длина ремонтируемого участка примерно несколько километров.

Около вольеров, вид на которые открылся вскоре после выезда на неповрежденный участок трассы, более разговорчивой оказалась женщина из местных: "Поищите ответ на Каменецком лесозаводе. Какие дубы там лежат, гляньте".

Хозяева пущи

Дай-ка сначала зайду к здешнему начальству, подумалось мне. А вдруг разговор получится?

В приемной у директора Национального парка "Беловежская пуща" Александра Бурого не обнадежили: "Занят он". Меня устроит и администратор рангом пониже, говорю. Абы с дровами дело имел, с древесиной.

На месте оказался Василий Филимонов, начальник отдела охраны леса и лесного хозяйства.

"Плановые рубки происходят в двух зонах пущи -- хозяйственной и зоне регулируемого использования, – сказал Василий Васильевич. – Заповедную и рекреационную не трогаем. Проводятся также санитарные рубки вдоль дорог – чтобы дерево не упало на кого-нибудь. Что касаемо дубов, то их не рубим вовсе. Те, что лежат на лесозаводе, – старого завоза, еще до меня завезены. Дуб может лежать и 3, и 5 лет – такое дерево."

"В прошлом году сопровождал одного лесозащитника, – продолжал Филимонов. – Так вот, везли его, куда только хотел, и никаких претензий к нам не было. Удивился даже, что перестали сучья сжигать".

Про дорогу Василий Филимонов сказал, что она просела от туристических автобусов. "Лесовозы ездят не там, по другим участкам."

-- "Достаточно ли леса, чтобы загрузить мощности лесозавода?" -- спрашиваю. "Планирует рубки Лесопроект, – ответил хозяин кабинета. – Спелый лес определяется аэрофотосъемкой. Пока лесозавод загружен".

Лесозавод

На лесозаводе ворота были широко распахнуты, но оказались для меня ну очень узкими. "Кто такой? У нас строго режимный объект", – вернул меня к его границам охранник. Узнав, что мне нужен директор, он почему-то привел какого-то молодого парня в полувоенной форме. Тот оказался начальником вневедомственной охраны НП "Беловежская пуща". Вы, говорю, мне не нужны, мне нужен ответственный за это производство. Пока тот шел, охранник три раза заставлял меня предъявлять удостоверение, потом позвонил туда, откуда я пришел, т.е. директору Бурому. Тот обвинил меня в обмане ( "Не были у меня на приёме, - секретарша говорит, - дровами прикрывались"). Так, думаю, людям есть что прятать, сделаю-ка я паузу.

Через пару дней я совершил то, что не возбраняется законом, а именно – пешую экспедицию вокруг лесозавода. Где гора асфальта, сваленного в лесу, где открытый лаз в заборе или щель, через которую можно подавать брусья, позволили обозреть довольно большие завалы довольно толстых дубов (примерно треть всех складированных бревен). Двор пустовавшей поселковой котельной и вовсе забит бревнами, в основном тонкомерами. Явно древесина от ураганного лесоповала, случившегося несколько лет тому назад. Спирали колючей проволоки с ограды лесозавода в сторону открытой и безлюдной котельной сорваны в двух местах. Опять же, зачем, если не для того, чтобы красть-тягать.


Изгнанный за оборону пущи

Неофициальный лесозащитник, упомянутый официальным охранителем леса Василием Филимоновым, оказался, как я и предполагал, кандидатом биологических наук, бывшим заместителем директора Национального парка "Беловежская пуща" по науке Георгием Козулько.

"Да, ездил я в прошлом году в качестве аудитора службы лесной сертификации по пуще, – сказал Георгий Алексеевич. – Там большой прогресс случился со времен повальных рубок. Теперь случаи рубок, может, и есть, но мне про них неизвестно".

- "А что на лесопилке? - спрашиваю. -Чего меня туда не пускали?"

"Ну, туда попасть и вправду трудно, – рассмеялся мой собеседник. – Они журналистов боятся. Пишут, всяк переворачивают. Да и я в бытность заместителем директора поимел с вашими коллегами неприятностей. Потому что не специалисты".

"Насколько помню, Вас за протесты против рубок Николай Бамбиза уволил?" – уточняю у собеседника. "Меня прежний директор перевел в разряд изменников его дела", – пояснил Георгий Козулько. "И какое же дело?" –спрашиваю. "Поручил мне составить научно обоснованный план рубок в Беловежской пуще." Значит, его делом была организация рубок пущи?" -- "Выходит, так…"

Директор

Созвонился с директором НП "Беловежская пуща". В первый раз встреча сорвалась. Во второй раз, по пути в командировку, заехал в деревню Лядские. Там местные хлопцы-школьники после обсуждения дуба, украсившего центральную улицу, заявили, что "дубы возили лесовозами, да так, что аж земля дрожала, но лет семь тому назад."

С этим и пошел к директору. Но он был в командировке. Поговорили, наконец, по телефону через пару дней.

"Дубов на протяжении последних лет не рубим, – сказал Александр Васильевич Бурый. – Лежит на заводе старье, покупать никто не хочет. Раньше завезли, плюс в прошлом году поручил им прибраться. Чтобы не было искушения у лесников, лесничих под маркой старого здоровое дерево "толкнуть".

Что ж, деревья на фото – их хоть и много, но срезы явно свидетельствуют о давнем их нахождении на складе и (у большой части) присутствии гнили.

Спрашиваю у директора про дорогу. Есть ли участок, разбитый лесовозами?

Александр Васильевич, уже посмеиваясь, отвечает: мол, никаких тут лесных тайн. Участок, проложенный по узкоколейной железнодорожной насыпи, несколько раз асфальтировали поверх старого асфальта, но он не лежал, потому что в свое время из-под него не вынули торф. Теперь делают выторфовку, кладут подушку из песка. "Длина отрезка1 километр800 метров". Ставлю последний вопрос: "Работа стоит 23 миллиарда?" "Откуда у вас такая цифра…5 миллиардов с проектом вместе".

Ну вот, вроде дымка подрассеялась. Иду мимо заправки, мимо строгой проходной Каменюкского лесозавода. Туда как раз заезжает лесовоз. Довольно толстые сухие ели. Короед поработал. Вроде вся информация пока что сходится…

Странно, почему при таком обороте дел не берут назад на работу Георгия Козулько? Ведь очевидно: ошибочка вышла! Так почему одним и большие ошибки прощаются, а другим за правое дело приходится нести свою выдупленную, как дуб-отшельник, судьбу. И это на глазах у народа. А народ – он ведь всегда хотел справедливости…


Евгений БЕЛАСИН (фото автора)


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта