Дикий кот и росомаха пока не вернутся в Беларусь

Анастасия СОЛОНОВИЧ, интернет-сайт "Naviny.by", 24.03.2013

За последние сто лет в Беларуси исчезло не менее 10 видов животных, среди которых есть и млекопитающие, и рыбы, и насекомые. Когда-то в в нашей стране водились красивая бабочка Аполлон, дикий кот и даже такой зверь, как росомаха. Некоторые исчезнувшие виды в Беларуси пробуют восстанавливать, но право на новую жизнь получают, в основном, охотничьи виды.

О причинах исчезновения животных в Беларуси и возможностях их возвращения Naviny.by побеседовали с гендиректором Научно-практического центра по биоресурсам НАН Беларуси, доктором биологических наук Михаилом Никифоровым.

Животные не успевают приспособиться

Беларусь — страна относительно небольшая и хорошо освоенная, у нас нет бескрайних степей или глухих лесов, а потому и животным приходится волей-неволей соседствовать с человеком. Но иногда это соседство может привести к гибели популяции. Например, обитавшие в Беларуси европейский благородный олень и европейский зубр когда-то были полностью истреблены населением, и теперь их приходится восстанавливать.

Влияние людей на жизнь диких животных может быть и косвенным: вырубка лесов, осушение болот, использование пахотных земель нередко вынуждают животных искать новые места обитания, поскольку на прежнем месте для них уже нет подходящих условий и пищи.

По словам Михаила Никифорова, немалое влияние на исчезновение животных оказывают и климатические изменения, которые приводят к изменениям местообитаний или проникновению конкурентных видов. Так, например, американская норка в Беларуси вытеснила европейскую норку.

Возвращение ушедших зверей

Некоторых исчезнувших животных в Беларуси удалось восстановить — например, тех же благородного лесного оленя или зубра. Но реинтродукция (повторное заселение животных в места, где они раньше обитали) стоит очень дорого, поэтому, по словам Михаила Никифорова, восстанавливаются, в основном, те виды животных, от которых государство впоследствии может получить прибыль, т.е. охотничьи виды.

Пару лет назад в Беларуси рассматривался вопрос о реинтродукции европейского лесного кота, который обитал в Западной Беларуси в XIX веке. После 1930-х годов дикого кота в Беларуси никто не видел. По некоторым данным, последний раз его добыли в 1927 году в Борисовском районе, но был ли это настоящий лесной кот — неизвестно, поскольку, по словам Михаила Никифорова, эти животные похожи на домашних котов «дикого» окраса. В то же время специалист отмечает, что большой популяции кота у нас вовсе никогда не было, поэтому добытое в 1927 году животное могло оказаться мигрантом, пришедшим, к примеру, из соседних, более южных регионов.

В Беларуси кота хотели восстановить на территории Полесского государственного радиационно-экологического заповедника. По словам биолога, место было выбрано не случайно — в заповеднике есть заброшенные селенья, но нет людей и домашних котов, что снижает вероятность появления гибридов лесных и домашних котов. К тому же климат на Полесье теплее, чем на остальной части Беларуси, там выпадает меньше снега, что тоже выгодно лесному коту, которому тяжело перемещаться по высокому снегу на коротких лапах.

Но Минприроды не поддержало инициативу заповедника по заселению лесного кота. Как рассказал Михаил Никифоров, отказ был, вероятно, связан в первую очередь с тем, что кот — это хищник, который может навредить домашним хозяйствам, если начнет выходить за территорию заповедника.

Помимо кота, в Беларуси рассматривали возможность заселения еще одного хищника — росомахи. Однако официально вопрос о реинтродукции росомахи так и не был поднят и затих на стадии устного обсуждения, рассказал Михаил Никифоров. Причины отказа — те же, что и с котом.

«Росомаха — вороватый зверь. Это бесстрашный и сильный хищник, который мог бы у нас лазить и по сараям в деревнях. С ней мы бы тоже горя натерпелись», — говорит биолог и добавляет, что росомаха и сама негативно относится к беспокойству и живет обычно там, где нет человека — в лесотундре, тайге. Чтобы найти пропитание, росомаха за ночь проходит десятки километров, и можно только предположить, сколько раз она за ночь столкнулась бы в Беларуси с человеком, населенными пунктами, дорогами, машинами и т.п.

Как отмечает специалист, время диких котов и росомах в Беларуси «прошло»: «Они жили тогда, когда у нас были другие условия».

Намного проще восстанавливать популяции травоядных животных.

По словам Никифорова, сейчас идет процесс возвращения в Беларусь лани, которая когда-то обитала в Беловежской пуще. Популяцию лани восстанавливают в некоторых охотничьих хозяйствах и в Припятском национальном парке, где она содержится на огороженной территории. Как отметил специалист, прежде чем вернуть животное в Беларусь, ученым нужно сперва изучить, подходят ли наши теперешние условия для жизни животного, насколько оно подвержено заболеваниям, как кормится, как размножается и т.д. Именно такое исследование сейчас проводится в отношении лани.

Также в Беларуси изучается вопрос о заселении барана муфлона — сугубо в охотничьих целях. По словам Михаила Никифорова, муфлоны обычно обитают в горах и предгорьях, но иногда живут и на равнинных территориях. В Беларуси муфлона завезли в некоторые охотхозяйства, где за ним наблюдают специалисты.


Возможно, когда-нибудь в Беларуси будут жить и тарпановидные лошади, которых сейчас восстанавливают в Европе. Тарпаны были полностью истреблены в природе в начале 19-го века, но, по словам Михаила Никифорова, сохранились гибриды тарпанов и домашних лошадей, которых содержали крестьяне. Теперь ученые восстанавливают этот вид лошадей, проводя обратное скрещивание — гибридов скрещивают с другими гибридами и отбирают из потомства животных, наиболее похожих на первоначального тарпана, и снова скрещивают и т.д. Ученым уже удалось вывести животные, максимально похожее на дикую лошадь, но ее все равно нельзя считать чистокровным тарпаном, поскольку среди его предков были обычные домашние лошади, поясняет специалист.

По его словам, в Беларуси пока есть несколько особей этих редких лошадей. Предлагалось вселить 5-6 тарпанов в Беловежскую пущу, а в последующем — в заказники «Званец», «Споровский», национальный парк «Припятский» и другие, но идею не поддержали — реинтродукция стоит очень дорого, а охота на лошадей будет возможна в лучшем случае лет через сто.

Для того чтобы заселить в Беларусь новое животное, необходимо немало средств, отмечает Михаил Никифоров. К примеру, заселение в Беловежскую пущу 25-30 медведей, вопрос о чем сейчас рассматривается, обойдется в 1-1,5 млн. евро.

Сейчас медведи в Беларуси обитают только на севере страны, но когда-то жили и в Беловежской пуще. По словам Михаила Никифорова, исследовательская работа по реинтродукции медведя уже проведена — ее профинансировало Франкфуртское зоологическое общество. В частности, изучено, в какой части пущи можно выпускать медведей, где для них есть кормовая база, сколько особей нужно выпустить, чтобы популяция закрепилась. Но Франкфуртское общество не может покрыть всю стоимость работ по расселению медведя, поскольку для этого необходимо закупить 25-30 особей за границей, поймать их, перевезти, некоторое время передержать за ограждением, чтобы они не сбежали, закупить и установить на животных датчики, которые помогут отслеживать их перемещения по спутнику.

К слову, во время исследования по реинтродукции медведя проводился и опрос среди местных жителей, большинство из которых оказалось не против появления в лесу «косолапого». Однако протест высказала польская сторона, которая выступила против выпуска медведей вблизи границы.

Помимо млекопитающих животных, в Беларуси восстанавливают и ценные виды рыб. Так, главным образом, в пруды рыбхозов были заселены 13 видов рыб, которые раньше в нашей стране не водились. Сейчас искусственно восстанавливают популяцию стерляди, численность которой запредельно сократилась, рассказывает Михаил Никифоров.

По его словам, птиц в Беларуси искусственно не разводят, и только в прошлом веке завезли несколько сотен особей бородатой куропатки, живущей за Уралом, но она не прижилась и быстро исчезла. К тому же эта птица очень похожа на серую куропатку, которая и так водится в Беларуси.

Однако, в отличие от наземных животных, птицы нередко сами выбирают Беларусь в качестве места обитания. За последние 50 лет прошлого века в Беларуси начали гнездиться 27 новых видов птиц, включая ранее исчезнувших большого баклана, серого гуся, лебедя-шипуна. В 21-м веке в Беларуси начали гнездиться черноголовый чекан и северная бормотушка, зарегистрированы многие другие виды птиц, которые давно исчезли в Беларуси или вовсе здесь не водились.


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта