ЗаЗУБРили Беларусь, на очереди Россия

Вера АРТЕАГА, газета "Рэспублiка", 01.03.2013

Ученые готовят проект по частичному переселению лесного великана

Что тому виной — необычный вид мохнатого гиганта или та огромная работа по его спасению, которая была проделана в Беларуси и за ее пределами, но зубр сегодня одно из самых узнаваемых животных из отечественной Красной книги. А «по совместительству» — один из брендов Беларуси. Нынче в это сложно поверить, но к 1926 году зубр был редким видом во всем мире, его численность в различных зоосадах и парках составляла лишь около полусотни особей. Причем только 12 из них оказались пригодными для возрождения вида. Первые лесные великаны появились в Беларуси в 40-е годы прошлого века в Национальном парке «Беловежская пуща».

Сегодня в мире около 4 тысяч особей, из которых 30 процентов находятся в вольерах и зоопарках. В нашей стране (это второе место в мире после Польши) в живой природе обитает около десятка микропопуляций с общей численностью, близкой к тысяче голов. «Самая большая популяция в Беловежье — более 450 зубров, в Озерах и Осиповичах — почти по 200, — говорит заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Анатолий Лис. — Мы рады этому, но сегодня перед нами стоит другая проблема: что делать дальше и каким путем идти?»

За 15 лет реализации Программы по сохранению, расселению и использованию зубра в Беларуси численность вида увеличилась почти втрое. Первый этап национальной программы «Зубр», предусматривающий доведение количества лесных великанов в Беларуси до 600 особей, был перевыполнен на 165 %.

Что ж, количественные показатели достигнуты, пришло время поработать над качеством. Ведь с высокими показателями численности, говорят ученые, связан и ряд проблем — генетических, эколого-экономических, законодательных и морально-этических. Так, генетические исследования зубра в Беларуси в полной мере пока не начинались. Весь имеющийся материал — от особей, которых отстреливали. То есть информации по живому стаду еще нет. На это нужны время и значительные материальные затраты. Ведь, чтобы составить для каждой особи генетический паспорт, нужно поймать животное, обездвижить, взять необходимые пробы и отпустить. Только так можно создать банк данных, необходимый для принятия последующих решений по селекции зубра.

Пока здоровье популяции — вопрос больной. И дело, отмечают генетики, в сниженном иммунитете. Корни его в инбридинге, или близкородственных связях, в которых состоят все зубры Беларуси, ведь начиналось все с 5 самцов и 7 самок. Катаракта, потеря слуха, проблемы с мочеполовой системой, не дающие возможности оставлять потомство, — вот перечень наиболее частых болезней, которым подвержены зубры. По экспертным оценкам, их смертность составляет от 55 до 130 особей в год.

Особые надежды возлагаются на международное сотрудничество в рамках подписанной недавно Беларусью Бернской конвенции. «Думаем, это расширит возможности для сохранения уникального вида с помощью международного сотрудничества. В частности, с Польшей, где накоплен уникальный опыт по зубру, с Германией. Будем работать и с Россией, которая тоже готова возрождать популяцию зубров на своей территории, — комментирует Анатолий Лис. — Нужно создавать гибридно-селекционный центр, провести исследования с Институтом генетики и цитологии НАН Беларуси отечественной популяции. Задача селекционного центра — произвести обмен зубрами из различных микропопуляций и стад, обогатив таким образом генофонд белорусской популяции».

Но есть и другая проблема: зубр, численность которого существенно увеличилась, выходит на сельхозполя и наносит ущерб хозяйствам. Как ее решить? И здесь проект сотрудничества с Россией будет как нельзя кстати. «Зубров нужно расселять дальше, — говорит генеральный директор Научно-практического центра по биоресурсам Национальной академии наук профессор Михаил Никифоров. — Беларусь — страна небольшая, Россия — огромная. Сегодня есть заинтересованность обоих государств зубра расселить, чтобы он мог обитать на огромном ареале. И это уже гарантия того, что он будет сохранен в долгосрочной перспективе».

По словам ученого, документ о сотрудничестве по зубру — на стадии формирования. «Институт проблем экологии и эволюции имени А.Н. Северцова России и НПЦ по биоресурсам Беларуси готовят концепцию программы Союзного государства, которая должна быть впоследствии поддержана Советом Министров Союзного государства, а также каждым государством в отдельности, — поясняет Михаил Никифоров. — Только после этого программа будет реализовываться».

Причем речь не идет об одном-двух десятках особей, в живую природу России планируется заселить стадо в 100 и более голов, чтобы оно могло противостоять хищникам и его легче было защищать от браконьеров. Проект потребует также создания эффективной системы контроля и наблюдения, организации подкормки животных и других мероприятий. «Это важно, — отмечает генеральный директор, — поскольку в России уже реализовывалась программа по восстановлению популяции зубра, в рамках которой было заселено около 200 особей. Так вот, за один год браконьеры отстрелили 50 из них. Поэтому в программе особое место отводится мерам по охране и контролю. Куда может поехать зубр? В Орловскую, Вологодскую и другие области России. Но предварительно ученым нужно выехать туда, оценить кормовую базу, все просчитать и спланировать».

Сильная популяция, по мнению экспертов, это тысяча, полторы тысячи особей. В Беларуси ее разместить негде, а вот территория России для этого достаточно велика. «Для ученых, — подчеркивает Михаил Никифоров, — в первую очередь важно, что вид будет застрахован от вымирания. И не так важно, где он живет. Потому что, случись где-то какая-то катастрофа или масштабное стихийное бедствие, это не подкосит всю популяцию редкого животного, мы сохраним его для потомков. Кроме того, понятно, что животные будут передаваться не на безвозмездной основе. Таким образом, страна еще и получит прибыль. Не через охоту, а сохранив животных и получив средства, на которые можно будет лучше ухаживать за оставшимся стадом».

Впрочем, охотиться в Беларуси на зубра можно. Но критерии, которым должно соответствовать такое животное, были и остаются достаточно жесткими, ведь лесной великан по-прежнему краснокнижник. «И все же выбраковка необходима, — комментирует Михаил Никифоров, — поскольку у зубра фактически нет врагов, а значит, некому изымать его из природы. И в популяции накапливаются неизлечимо больные, искалеченные, не поддающиеся лечению животные, пытаться поддерживать существование которых просто негуманно».

По большому счету, о полном возрождении зубра, по мнению ученого, можно будет говорить тогда, когда будут созданы стада, на которые можно будет охотиться. Как, например, на лося, кабана. «Есть задача создания коммерческих стад, — говорит Михаил Никифоров, — когда хозяйство содержит животное, смотрит за ним, а также ведет выбраковку, разрешая на таких животных охоту. Прибыль от охоты позволит хозяйству покрыть все свои затраты».

И все же, говоря об охоте, ученый подчеркивает: критерии отбора животных должны оставаться жесткими, это правильно. Ведь речь идет о символе Беларуси, животном, на спасение которого наше государство выделяет многомиллионные средства. «Сделать зубра легким объектом для охоты невозможно, — говорит Михаил Никифоров. — Как невозможно и в целом легкое отношение к зубру».


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта