Михайлов день лесного исполина

Марина ЛОЗИНСКАЯ, интернет-сайт "Ока-Инфо", 21.11.2012

21 ноября исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося учёного - биолога Михаила Александровича Заблоцкого, многолетнего директора зубрового питомника в Приокско-Террасном заповеднике, человека, который вернул российским лесам зубра. Историю жизни отца рассказала мне Мария Михайловна Заблоцкая, наследница дела всей его жизни.

Род Заблоцких уходит корнями во времена Речи Посполитой. После разделов Польши их небольшой хутор оказался в Виленской губернии. В 1863 году молодые шляхтичи Иосиф и Станислав приняли участие в национально-освободительном восстании. После его подавления, братья Заблоцкие в кандалах пошли в сибирскую ссылку.

Когда срок заключения истёк, Иосиф Заблоцкий открыл своё дело. Он взялся за перегон табунов хакасских лошадей в Красноярск за 2000 км. Там их, подлеченных, хорошо откормленных по пути, покупали золотопромышленники. Бывший бунтовщик и узник женился на сибирской казачке, у них родился сын Александр. Когда ему исполнилось 7 лет, отец умер и воспитанием занялся дядя Станислав. Александр Заблоцкий с золотой медалью закончил Красноярскую гимназию и Петербургскую Военно-медицинскую академию. Студентка высших Бехтеревских психоневрологических курсов вскоре стала его женой.

Молодой военный врач с супругой Марией Александровной, как мы бы сейчас сказали, по распределению вернулись в Красноярск. Там в ноябре 1912 года родился сын. Доктор Заблоцкий сначала хотел назвать его в честь дяди Станиславом, но товарищи посоветовали: «Раз парень родился в день Святого Архистратига Архангела Михаила, надо в честь него и назвать».

А потом началась Первая мировая война, ставшая началом величайшей трагедии для России. Военный врач был отправлен на Северо-Западный фронт, участвовал в брусиловском прорыве. Дальше - долгая гражданская война. Александр Иосифович был назначен начальником госпиталя. Врачи были выше политики, но власть в городе менялась так часто, что, потом рассказывал дедушка своей внучке, приходилось то и дело менять золотые погоны на красный бант и обратно, чтобы не мешали работать.

Михаил начал учиться дома, увлёкся разведением кроликов и морских свинок, рано начал ездить верхом, а потом стал ходить на охоту, внося свою лепту в пропитание семьи. В доме всегда были собаки – сеттеры и пойнтеры. Закончил школу он в 1929 году и отец предлагал ему поступить в Томский мединститут. В то время отменили вступительные экзамены, надо было отработать два года по выбранной специальности. Исключение делалось для детей медиков – их в медицинские вузы брали сразу после школы.

Но Михаил Заблоцкий решил стать зоологом и настоял на своём. Два года работал сперва на рыбоводческой станции, потом в научно-исследовательском питомнике пушного звероводства. Оттуда и получил направление в Зоотехнический институт пушно-сырьевого хозяйства в Балашихе. Там преподавали выдающиеся ученые, в том числе наш земляк профессор Пётр Мантейфель - сотрудник Московского зоопарка, непревзойдённый специалист по разведению диких животных в неволе.

В 1936 году Михаил Заблоцкий защитил диплом по клеточному разведению речного бобра и получил назначение в институт гибридизации и акклиматизации животных в заповеднике Аскания-Нова. Именно здесь и произошла историческая встреча молодого учёного и единственного в то время в СССР зубра Бодо.

Мария Заблоцкая пишет в книге, посвящённой отцу: «Возможно, сначала даже неосознанная генетическая память о литовских, беловежских зубрах, которые были ещё довольно многочисленны в литовском Подлясье в ХVI - ХVII веках, и побудила Михаила Заблоцкого посвятить всю свою жизнь спасению этого вида от исчезновения с лица Земли».

В Аскании-Нова ещё при прежних его владельцах фон Фальцфейнах, велась работа по восстановлению зубров и их гибридов. Сохранились родословные книги. Михаил Александрович наладил контакт с Международным обществом сохранения зубров.

Затем он получает назначение в Кавказский заповедник где шли работы по выведению чистопородных зубров из гибридных особей. Сюда по распределению приезжает выпускница биофака Ленинградского университета Лидия Крайнова, которая стала женой и верной соратницей Михаила Александровича в деле восстановления поголовья лесного исполина.

В 1939 году по тайному пакту Молотова-Рибентропа советские войска в числе прочих земель занимают Западную Белоруссию. Вся территория Беловежской Пущи и существующий там питомник чистокровных зубров переходит под советскую юрисдикцию.

Дальше была война. Весть о ней, вместе с повесткой из военкомата, застала Михаила Александровича на дальнем кордоне Кавказского заповедника в августе 1941 года. Отличный стрелок и всадник, он хотел служить в кавалерии. Но специалистов с высшим образованием направляли в артиллерийское училище в Краснодар. Наступление гитлеровских войск на Кавказ было стремительным. Курсанты военных училищ отступали вместе с регулярными частями.

От Краснодара до Кушки в Туркмении несколько месяцев пешком, партизанскими тропами прошли безоружные курсанты. Там, в Средней Азии Михаил Александрович закончил миномётное училище. Получил звание лейтенанта и был отправлен на фронт командиром миномётного взвода.

Михаил Александрович старался подобрать в свой взвод опытных, «обстрелянных» солдат и сержантов. Был у него под началом даже георгиевский кавалер прошлой «германской». 534-й отдельный минометный полк перебрасывали с фронта на фронт. Михаил Александрович участвовал в прорыве Ленинградской блокады, штурме знаменитой линии Маннергейма, взятии Выборга.

Солдаты уважали командира, исключительно опытного в полевых условиях. По экспедиционной привычке Михаил Александрович на фронте бороду не брил, объясняя начальству, что русские артиллеристы ещё во времена Крымской войны носили бороды.

Однажды, уже во время наступления Красной армии на Украине, под Житомиром в полк приехал маршал артиллерии Воронов. Заметив в парадном строю бородатого лейтенанта, он вызвал его в штаб. Михаил Александрович очень удивился, зачем простой лейтенант маршалу понадобился? Оказалось, маршал просто хотел по душам поговорить. Заблоцкий рассказал, что в мирной жизни занимался восстановлением поголовья зубров. Маршал Воронов удивился, что лесные исполины ещё существуют на свете и на прощанье сказал: «Бей немцев и возвращайся к своим зубрам».

Вот один из последних дней войны Заблоцкого. Миномётчики бились на озере Балатон. Однажды приходит к позиции венгерский офицер с белым флагом. Почти 700 венгерских солдат решили сдаться в плен миномётному взводу. Венгры заявили, что с фашистами отступать не хотят, и готовы драться вместе с русскими. Немцы прорвались и 26 советских бойцов вместе с венграми организовали круговую оборону. В результате 900 фашистских солдат и офицеров были взяты в плен.

За этот подвиг Михаил Заблоцкий был представлен к ордену Отечественной войны II степени. Получил его только в 1995 году. Всего же он был кавалером двух орденов Красной Звезды, двух орденов Отечественной войны II степени, медалей «За оборону Ленинграда», «За взятие Вены», «За победу над Германией» и многих других.

Война для Михаила Александровича закончилась 13 мая 1945 года в Праге, где, уже после капитуляции Германии, соединения вермахта продолжали сопротивление. Командование миномётного полка, дорожа грамотным офицером, хотело оставить Заблоцкого в армии. Но он хотел скорее вернуться к научной работе по восстановлению поголовья зубров.

Тогда он решил написать маршалу Воронову и напомнить ему о себе. Воронов вспомнил бойца и дал приказ о его демобилизации. А ещё при его поддержке Заблоцкий был назначен на должность старшего научного сотрудника Главного управления по заповедникам, для работы по организации восстановления зубров. Получив отпуск, Михаил Александрович смог поехать к родителям в Красноярск, а заодно успешно провести переговоры с руководством Красноярского края о расширении территории заповедника «Столбы» (с 4 тыс. га до 47 тыс. га).

После войны была проведена новая граница между Польшей и СССР. 17 уцелевших в Беловежской Пуще зубров стали собственностью Польши. А в СССР остался все тот же единственный зубр Бодо. Заблоцкого направили в Варшаву на переговоры о передаче нескольких зубров.

18 июля 1949 года 5 зубров были перевезены через границу и стали основой белорусского зубрового питомника. Однако приграничное положение Беловежской Пущи и история двух мировых войн показала, что зубры там не могут быть в безопасности. Необходимо было создать питомник в центре России. Такое место должно было отвечать трём основным требованиям - широколиственный лес, переходящий в дубраву, богатое разнотравье и удобный подъезд к территории питомника. Выбор пал на Приокско-Террасный участок Московского государственного заповедника.

Самостоятельным заповедником Приокско-Террасный стал весной 1948 года. В заповедник на строительство зубрового питомника приехала Лидия Заблоцкая. Сам Михаил Александрович составлял планы строительства, сметы питомника, вёл переписку с польскими коллегами о приобретении зубров. Здесь ему снова помог учитель и коллега Пётр Мантейфель.

Центральный зубровый питомник получил из Польши двух самцов и двух самок зубов в обмен на два вагона экзотических для Польши животных - белых медведей, двугорбых верблюдов, лосей. Первый зубр Пуслав прибыл в Приокско-Террасный заповедник 21 ноября 1948 года в Михайлов день, в день рождения Михаила Заблоцкого. По его словам, это был самый лучший подарок на день рождения за всю жизнь. 21 ноября стало днём рождения Центрального зубрового питомника.

1 января 1949 года наш герой становится заведующим Центральным зубровым питомником. Вместе с женой и маленькой дочерью, наследницей и продолжательницей дела своей жизни, 36-летний учёный поселяется в ПТЗ, рядом с зубровыми вольерами. Позади была целая жизнь. Впереди тоже – целая жизнь, 48 лет уникальной научной работы.

Об этом огромном периоде мы обязательно расскажем в наших будущих публикациях.


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта