Естествоиспытатель, просветитель, гомеопат и друг человечества

Александр Рашковский, интернет-сайт "Блоги журнала "Семь искусств"", 24.10.2012

Дмитрий Яковлевич Далматов (родился около 1810 года – умер 3 января 1877 года).

Окончил полный курс наук в Петербургском Лесном институте и в августе 1830 года определён в чертежную часть Департамента Государственных имуществ. В 1832 году был назначен практикантом по лесной части в Пензенскую губернию. В августе 1833 года был награждён чином губернского секретаря. По распоряжению Департамента Госимуществ 7 ноября 1835 года переведен окружным лесничим в Нижегородскую губернию, в 1-й округ, В 1841 году ему была изъявлена особая благодарность за восстановление статистических сведений о лесах Семеновского уезда и проекте ведения в них правильного хозяйства. С февраля 1842 года занимает должность учёного лесничего Гродненской палаты Госимуществ (в Беловежской пуще). За отличие по службе в 1842 году был произведён в поручики, в 1843 году – в штабс-капитаны, в 1845 году – в подполковники. С 1850 года – полковник.

Дмитрий Яковлевич «хорошо изучивший Беловежскую пущу за время своей службы в ней, представил в министерство подробное и всестороннее описание ее вместе с проектом доходного лесного хозяйства». Он был зачинателем научно-исследовательской работы в Беловежской пуще, в частности, с 1846 года занимался приручением зубрят. «В учёном мире приобрёл известность как авторитетный исследователь беловежского зубра.

За труды по естественной истории зубра в 1848 года он был избран Действительным членом Русского географического общества, а также получил от Лондонского зоологического общества золотую медаль с надписью «To Mr Dalmatof in aknowledgment of services rendered to the society» («г. Далматову в знак признательности за заслуги, оказанные обществу»). За составление «Истории зубра» в октябре 1849 году ему была изъявлена признательность министра Государственных имуществ и выдано 250 руб. серебром. Результаты научной работы Дмитрия Яковлевича были опубликованы в 1846 – 1878 годах в «Лесном журнале» и других периодических изданиях.

С 1848 года Дмитрий Яковлевич был Пермским губернским лесничим, а последние двадцать два года служил управляющим почтовой конторой, сначала в Уфе, а с марта 1871 года в Вятке. Кроме того, он был членом комитета православного миссионерского общества и Вятского местного управления общества попечения о раненых и больных воинах. Еще в Уфе он лечил с помощью гомеопатии бедных больных: рабочих, мужиков, приезжавших даже из дальних деревень, семинаристов, и был истинным утешителем, особенно последних, видевших в Далматове доброго наставника и руководителя. Многие из семинаристов обязаны ему карьерой своей, к ним всего более лежало его сердце, к ним направлял покойный свою душевную теплоту, которой так был богат. Во всех несчастьях семинаристов старик Далматов принимал самое тёплое участие, нередко ездил к губернатору, хлопотал, где мог, и помогал. Вятчане прозвали его «друг человечества» за то, что он каждое утро, безвозмездно, подавал советы больным и лечил их гомеопатией. Пациенты Далматова с утра заполняли весь почтовый двор, но прием шел только час, до начала служебных занятий в почтовой конторе.

В отделе рукописей РНБ имеется письмо Д. Я. Далматова В. В. Григорьеву (из Уфы – от 28 января 1860 года) с предложением перевести на киргизский язык лечебник по гомеопатии.

Он был знаком с учеными и писателями, в том числе и с Владимиром Ивановичем Далем. От него Далматов получал письма и книги, воспринял и азбуку гомеопатии, а в Вятке уже имел известность доступного и бесплатного лекаря.

Далматов любил музыку, литературу и живопись. Его гостеприимный дом всегда был полон гостей. Здесь бывали многие интересные люди Вятки: ссыльный книгоиздатель Флорентий Федорович Павленков, владелец библиотеки-магазина Александр Александрович Красовский, ссыльный польский художник Эльвиро Андриолли, художники Виктор и Аполлинарий Васнецовы, многие вятские музыканты. В импровизированных концертах принимали участие сам Далматов, его супруга Варвара Петровна и их дети, которых было…восемнадцать. Правда, многие из них уже жили своими семьями. Пожалуй, как никто другой, Дмитрий Яковлевич пользовался огромным авторитетом.

Дмитрий Яковлевич был членом Вятского комитета Православного миссионерского общества. 2 сентября 1871 года он выступил на его заседании с запиской – обращением.


В Вятское Православное миссионерское общество.

С незапамятных времен, всюду медицина была спутницей религий человека. Многие священники нашей церкви пролагали себе пути-дороги исцелением болезней между инородцами. Магометане, по грубости принципов своей религии, исповедуют предопределение судьбы, а потому весьма редко прибегают, особенно низший класс, к пособию врачей.

И в самих таких болезнях, у мусульманина одна только надежда на чтение муллой молитвы над болящим.

Можно с достоверностью сделать такое заключение, что, между ныне отпадающими, елабужскими татарами есть чрезвычайно много всякого рода болезней и, при благоразумном ведении дела, врач-священник может иметь несравненно больше влияния для склонения их в Христианскую религию. Не даром сказал премудрый Сирах, что художество врача вознесет главу его.

Соглашаясь со всеми сочленами Вятского отдела Миссионерства касательно мероприятий по возвращению отпадающих магометан к Христианской церкви, я думал, что было бы весьма полезным, для поднятия между ними нравственного значения наших Миссионеров, снабдить последних гомеопатическими лечебниками и аптечками.

Целесообразность такой меры оправдалась уже опытами у нас, в Алтайском крае.

Вот что находим в отчете Миссионерского общества за 1866 год: « По свидетельствам, полученным из Алтайской миссии видно, что бывали случаи, где миссионеры при помощи гомеопатии изумляли даже Лам, хвалящихся своим искусством лечения. Можно сказать, что, когда наши миссионеры ознакомятся с легким и верным гомеопатическим способом лечения, то они сильно поколеблют влияние Лам на инородцев».

Из новейших газет видно, что Преосвященный епископ Иркутский ныне снабдил уже всех своих миссионеров гомеопатическими аптечками и лечебниками. Известно, что Ламы просвещеннее и развитие наших татарских мулл, а, следовательно, нашему образованному священству предлагаемым мною способом будет легче достигать цели, нежели Алтайским миссионерам.

При сем имею честь приложить три гомеопатических лечебника и три аптечки для передачи, по усмотрению нашего Общества, трем священникам миссионерам.

Статский советник Далматов, 2 сентября 1871 года.


Как это ни удивительно, но алтайских миссионеров возглавлял вятский уроженец. Это был Михаил Козмич Якимов.

Его отец был священником в селе Нема Нолинского уезда Вятской губернии. Он рано умер, оставив на попечении жены двух маленьких сыновей. В 1850-1856 годах Михаил Козмич учился в Вятской семинарии, а, после ее окончания, принял монашество в Вятском Успенском Трифоновом монастыре. Через два года после этого, он поступил в Казанскую Духовную семинарию.

В 1862 году он был назначен миссионером на Байкал и с того времени служил святому делу обращения к Христу язычников в Сибири, возглавив, в скором времени, деятельность всей миссии в Иркутске. В дальнейшем он стал епископом Мелентием, викарием Иркутской епархии («Вятские губернские ведомости», 1879, № 9, с. 4).

Вятский комитет Православного Миссионерского общества поддержал предложение Д.Я. Далматова и вот 15 января 1872 года он пишет письмо уже в адрес Председателя Комитета.


Ваше Преосвященство!

Милостивый Архипастырь!

Согласно уведомлению Вашему от 15 сентября 1871 года № 155, препровождая, при сем, полученные мною из центральной гомеопатической аптеки три экземпляра лечебника с аптечками, покорнейше прошу меня извещением: не представляется ли надобности, еще кого из Миссионеров Священников снабдить гомеопатическими аптечками, которые бы я мог отослать по Вашему указанию прямо от себя, без траты для Вятского Комитета Миссионерского общества на покупку их.

Поручая себя Молитвам Вашего Преосвященства, с чувством глубокого почтения и преданности,

Имеющий честь быть Вашего Преосвященства Покорнейшим слугой, Дмитрий Далматов (Государственный архив Кировской области, фонд 811, опись 1, дело 14).


Кроме Далматова в работе общества участвовали такие личности, как вятский вице-губернатор Федор Николаевич Домелунскен, директор народных училищ губернии Сергей Андреевич Нурминский, протоирей кафедрального собора Стефан Никифорович Кашменский.

Видимо Дмитрий Яковлевич активно занимался пропагандой гомеопатии среди вятских священников.

В журнале Санкт-Петербургского общества врачей-гомеопатов за 1872 год в №5 на страницах 159-160 описан такой случай лечения гомеопатией одним из жителей губернии. «В конце 1868 года, перед родами жены, один священник, единственный в Царевосанчурске Вятской губернии гомеопат, орудовавший 30-ю лекарствами, никому не заявлявший о своем гомеопатическом веровании и сам узнавший о гомеопатии из лечебника, насильно навязал мне во время кризиса тот лечебник и четыре пузырька. Между тем, жена моя после родов действительно захворала горячкой. В нашем городе было всего два врача, которые своим лечением в течение двух недель разорили и измучили меня.

Затем они объявили, что жена проживет самое большее трое суток. Тогда я, как утопающий за соломинку, схватился за гомеопатический лечебник и 4 пузырька. В результате, через три дня жена пришла в сознание и стала ходить».

Далматов оставил о себе добрую память и тем, что помог Аполлинарию и Виктору Васнецовым поступить в Академию Художеств, поддерживал ссыльного художника Андриолли.

Павел Васильевич Соловьев, который работал врачом в Вятке, познакомился с Дмитрием Яковлевичем и стал … гомеопатом.

Павел Васильевич родился 1 июля 1843 года в Вятке. В 1863 году окончил курс Вятской гимназии и прослужил около трех лет учителем народных школ. В 1863 году поступил в Казанский Университет на медицинский факультет, где окончил курс со степенью лекаря и званием уездного врача в 1872 году. После этого он начал работать земским врачом в Сызранском уезде Симбирской губернии. Здесь ему впервые пришлось видеть практическое применение лекарств по способу Ганемана местными помещиками и сельским духовенством. В Казанском университете о лечении по способу Ганемана, по обыкновению, будущим врачам ничего не сообщалось. В 1875 году Соловьев был переведен в Вятку врачом подвижного лазарета Вятского отдела Российского Общества Красного Креста, где познакомился и подружился с Далматовым.

Обязанности службы были в мирное время оказывать медицинскую помощь деревенскому населению губернии, особенно во время эпидемии, для чего приходилось быть постоянно в разъездах по указанию местного Управления Красного Креста, а в военное время быть в тылу армии. Лазарет состоял из врача и фельдшера, с небольшой дорожной аптекой.

Ознакомившись достаточно с гомеопатией и видя на практике прекрасные результаты этого лечения, доктор II. В. Соловьев получил разрешение от Главного Управления Красного Креста, через губернатора, который был председателем Вятского местного Управления Красного Креста, лечить в деревенской практике по способу Ганемана и с 1875 года он начал применять в большинстве случаев этот метод лечения.

Успех лечения получался теперь более благоприятный, чем ранее, особенно при острых заболеваниях. И вот, 16 Апреля 1876 года от Председателя Главного Управления. Российского Общества Красного Креста, П.В. Coловьевым была получена следующая телеграмма: «Врачу подвижного лазарета Соловьеву. Члены годичного собрания Общества попечения о раненых в своем годовом собрании постановили поблагодарить Вас за полезные труды и просят продолжать начатое дело, обещающее в будущем знаменательные санитарные последствия на пользу народа». Борьба с эпидемией тифа зимой 1876—1877 г.г. в Вятском уезде дала блестящие результаты: из 188 тифозных больных, леченых исключительно гомеопатическими средствами, умерло всего 12 человек. В 1878 году Соловьев уехал в Петербург, где основал общество гомеопатов и в Вятку больше не возвращался. В столице П.В. Соловьев в 1898 году открыл первую в России гомеопатическую больницу, а в 1905 году – первый санаторий (около Сестрорецка). Так что, прогресс в развитии гомеопатии столицы имел вятские корни.

Его брат – Константин Васильевич – открыл в 1913 году вторую в Вятке гомеопатическую аптеку на углу улиц Преображенской и Царевской. Этот способ лечения тогда имел уже большую популярность у жителей Вятской губернии, потому что 26 июля 1898 года в Вятке состоялось открытие первой гомеопатической аптеки, принадлежащей провизору Александру Романовичу Маттесу. Освящение аптеки произвел протоиерей Спасского собора о. Михаил Добрынин. Перед началом молебствия о. Михаил сказал краткую речь, в которой упомянул о развитии гомеопатии в этом далеком от столицы крае и ее распространителях в России и Вятке : Ф.К. Флемминге, Д.Я. Далматове и П.В. Соловьеве. В числе присутствующих гостей были: городской голова Вятки Я.И. Поскребышев, начальник канцелярии губернатора П.Н Шкляев, инженер Ф.К. Яголовский, Э.Ф. де-Ватц, и много других вятских приверженцев гомеопатии. Дочь Далматова – Надежда Дмитриевна была ученицей Андриолли. В 18 лет она вышла замуж за вятского землемера Сергея Александровича Китовского, который был незаурядным человеком. Он много читал, увлекался театром. Наталья Дмитриевна очень любила живопись и музыку. До конца жизни, живя в Москве, она дружила с Аполлинарием Васнецовым. В Москве она и умерла в 1930 году.

Сын Далматова – Константин Дмитриевич собрал богатейшую коллекцию народных орнаментов и хорошо известен по энциклопедиям.

Очень колоритной личностью был другой сын Далматова – Николай Дмитриевич, который погиб 8 января 1876 года под Краугевацом, в деле с турками, как сербский волонтер. Вот что писала о нем газета «Вятские губернские ведомости» за 6 июля 1877 года.

Он родился в 1842 году Пермской губернии, где его отец, тогда пермский губернский лесничий, имел поместье. Первоначальное образование Николай получил дома, под непосредственным руководством своего весьма просвещенного отца, который имел влияние на весь склад жизни своего сына – личности замечательной, обладавшей энергией, недюжинным умом и честным хорошим сердцем, готовым на всякие самопожертвования, для блага общего.

Дальнейшим своим развитием и приобретением знаний Николай обязан одному инженерному полковнику, талантливому публицисту, громадной и великолепной библиотекой которого он пользовался постоянно.

Прослужив немного на военной службе, во время которой Николай отличался редкой гуманностью к подчиненным, он вышел в отставку.

В 1859 году, не заключая с крестьянами, своими, никаких условий, Николай Дмитриевич дал им полную волю и подарил все 1000 десятин земли, полученных им от матери – Варвары Петровны – по духовному завещанию, а себе ничего не оставил.

Сам он всегда нуждался даже в самом необходимом, так как нередко отдавал все свои деньги нуждающимся солдатам.

По выходе в отставку, Николай Дмитриевич сначала жил в Уфе, а затем недолго учился в Казанском университете. Позднее он поступил в Петровскую академию, но вышел из нее в начале реакции, охватившей это учебное заведение.

После этого он служил в одном из заводов Северо-Западных губерний, но, заметив там ненормальное положение дел, предложил проект реорганизации, который не был принят, а Николай Дмитриевич удалился из завода и пешком ушел в Москву. Какое-то время он служил на Мариинской водной системе и на ковровых заводах в качестве простого рабочего. В конце 60-х годов, когда вспыхнуло восстание на Крите, Николай Дмитриевич отправился туда без всяких средств. В Одессе, чтобы заручиться хоть какими-то средствами, он таскал кули с хлебом на баржи.

Поскольку восстание не состоялось, Николай Дмитриевич поступил на казенный патронный завод в Белграде. Там он сошелся с интеллигентными людьми и некоторыми патриотами из придунайских славян. По прошествии двух лет, выучив болгарский и сербский языки, он возвратился на родину, где поддерживал свое существование работой на заводах. Вечно трудящийся, глубоко даровитый, честный, энергичный, он навсегда остался верен своему духовному идеалу.

Николай Дмитриевич занимался литературой и, между прочим, поместил в «Русском слове» целый ряд статей по многим серьезным вопросам.

Это был ЧЕЛОВЕК в прекрасном значении этого слова, ЛИЧНОСТЬ, достойная удивления и подражания.

За свою жизнь Дмитрий Яковлевич Далматов получил немало наград. Он был кавалером орденов Святого Владимира 4-й степени, Станислава 2-й степени с императорской короной, имел медаль в память войны 1853-1856 гг. и знаки отличия за 25 и 35 лет безупречной службы. Государь Император лично вручил ему бриллиантовый перстень за его заслуги перед Россией.

Но, самое главное, его имя осталось в памяти благодарных потомков.

О смерти Дмитрия Яковлевича Далматова сообщили «Вятские губернские ведомости» за 23 февраля 1877 года со ссылкой на общероссийскую газету «Голос».

Александр Рашковский, краевед


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта