В заповедном напеве есть тревожные нотки

Дмитрий УМПИРОВИЧ, газета "Советская Белоруссия", 23.03.2012

Жителей деревушек в окрестностях Беловежской пущи давно не удивишь новомодной забавой «сафари»...

Зубр — наше национальное достояние, с которого можно лишь пылинки сдувать? Это смотря с какой стороны посмотреть. Если с Пружанской — откроется нечто весьма нелицеприятное. Вытоптанные сельскохозяйственные поля, съеденные на корню озимые, многомиллионный ущерб. Корреспонденты «СБ» собственными глазами увидели, как соседство национальных парков и их обитателей с деревнями и хозяйствами оказывается весьма проблемным.

Место встречи изменить нельзя

Жителей деревушек в окрестностях Беловежской пущи давно не удивишь новомодной забавой «сафари». Свободно разгуливающих животных они что ни день видят на расстоянии чуть ли не вытянутой руки. Стадо пасущихся зубров — зрелище, конечно, завораживающее, но для сельского хозяйства — совсем нежелательное.

Машина директора ОАО «Мурава» Петра Билецкого останавливается на окраине леса. Слева — дремучие пущанские заросли, справа — на многие сотни метров простирается поле. Летом оно могло бы окраситься в желтый цвет — здесь был посеян рапс. Но не окрасится. Зубры совершили рейдерский захват. Вершки съедены, от посевов остались лишь корешки.

Петр Билецкий: От посевов рапса остались одни корешки

— Социальные иждивенцы, — приводят меткое сравнение мои сопровождающие. — Совсем уж обнаглели. Их со всех сторон охраняют, они этим и пользуются...

Доказательств полно. На поле отчетливо видны следы. Не только зубриные — диких кабанов, оленей, косуль. Вместо коры на деревьях то тут то там виднеются клоки шерсти: чесали себе бока. Животные перешли ту границу, за которой хозяевами себя чувствовать не должны. Однако чувствуют все равно. Разве им объяснишь, где можно, а где нельзя?

— Стадо зубров 60 — 90 голов подходит чуть ли не к зданию конторы. Мы устанавливаем дежурства: отпугиваем, сигналим, светим фарами. Тщетно! — эмоционален Петр Билецкий. — В прошлом году недобрали 17 процентов общего урожая — зерновых, зернобобовых. Рапса — больше половины, кукурузу дикий кабан так и вовсе уничтожил подчистую. А это уже масштабы, угрожающие экономике региона. Но отношение руководства Беловежской пущи к нам какое–то безразличное. Я рассуждаю так: им гораздо выгоднее, чтобы зверь ушел на окраину национального парка, создать «кормушку» из соломы у моих посевов, чем каким–то образом подкармливать и делать буферные посевы самим. Мы не отказываемся помочь. Если подсчитать, какой ущерб несет хозяйство, то мне гораздо выгоднее посеять в пуще 10 — 15 гектаров рапса, чем потом дважды пересевать пшеницу!

От общего к частному

В сельском хозяйстве для такого явления уже давно существует специальный термин — потравы. Сельчане, чьи «двадцать соток» пострадали от набегов диких зверей, скажут проще: огород, мол, «знiшчаны».

Только антигерои у них вовсе не зубры — дикие кабаны. Мы в деревне Клетное, одном из тех населенных пунктов, которые поглотила Беловежская пуща. Роману Савельевичу Бугвину — 86. В Клетном он — староста. Интересуюсь у седовласого дедушки, каково ему живется чуть ли не в полном единении с природой. За несколькими веселыми байками про зубров, которых сын как–то принял за неубранные с поля тюки, слышу жалобу:

— В прошлом году посеяли картошку, а поле сразу облюбовало стадо «дзiкоў». Сын возьмет ведро, мотыгу и начинает стучать. Только им хоть бы что. У соседа урожай весь вырыли, пришлось пересевать. Другой приезжал — у него возле дома сажалка, так ему кабан под ноги прямо из кустов выскочил. Звонил я в Каменюки, а толку?..

Песня о зубрах

Итак, животные, сами того не подозревая, повинуясь собственным инстинктам, вступили в очередную конфронтацию с человеком. Битва за урожай продолжается. Кто победит? Пожалуй, счет пока в пользу зубров да кабанов. «Как избежать разорения хозяйств?» — обратился я к генеральному директору Беловежской пущи Александру Бурому.

— В первую очередь нужно отрегулировать численность зубров. Пока такое количество мы содержать не способны. Но переселить за пределы страны не можем. Поэтому нужно принять какое–то решение, которое, быть может, даже позволит зарабатывать валюту. Но не отстрел! Это не обсуждается! Что касается подкормки, мы разработали план мероприятий по весеннему севу. Зубр должен жить и достойно содержаться именно на нашей территории. Но в заповедной части пущи мы не имеем права заниматься выращиванием культур, только в регулируемых и хозяйственных зонах.

Немного арифметики. В Беларуси нынче насчитывается более 1.000 зубров. Более половины из них — в Беловежском регионе. А надо бы, по мнению ученых, поменьше. Отправить их на «постоянное место жительства» в другие регионы? Тогда, пожалуй, картинку для подобных репортажей можно будет писать с натуры не только на Пружанщине. Там, где живет зубр, сельское хозяйство должно быть ограничено.

Рога и копыта

Александр Юркевич: Охранная зона расширялась несколько раз

Эта теория вроде бы и всем понятна, но реализовать ее на практике не получается. Вот и я сразу задумался, для чего соседние с пущей поля засевают сельскохозяйственными культурами? А по сути, зарывают деньги в землю?

— Если бы это было лет 15 назад, я бы действительно просто махнул рукой, — рассуждает председатель Пружанского райисполкома Александр Юркевич. — Но, чтобы сегодня решать все поставленные задачи, земли в районе уже не хватает. Вот смотрите. Беловежская пуща занимает треть Пружанщины. Охранная зона расширялась несколько раз: за счет лесхозов, сельскохозяйственных угодий. А там без согласования с Национальным парком нельзя ничего делать: ни пахать, ни сеять, ни вести мелиоративные работы! Даже продать дом! Почему нам тогда не уменьшат план по объемам производимой продукции? Я предлагал такой вариант на многих совещаниях. Скажем, у меня 80 тысяч голов коров и 70 тысяч свиней. Их надо накормить. Есть понятие «севооборот». Чтобы высевать зерновые — культуры, которые зубру неинтересны, — им нужен «предшественник». Оптимальный — это рапс. И самое главное: даже если мы не посеем рапс на прилегающих к пуще полях, а со стороны руководства Национального парка не будут предприняты никакие меры, чтобы обеспечить этому зубру пищу, он пойдет и дальше — на другие посевы.

— А нашему району большой ущерб наносят потравы диким кабаном, — это уже мнение с северо–запада нашей страны, от и.о. первого заместителя председателя Браславского райисполкома Александра Рябкова. — Их здесь несколько тысяч. Считаю, что его популяцию можно было бы значительно уменьшить, но есть положение об охоте. А все поля и огороды, чтобы была возможность получить возмещение ущерба, не огородишь. Во–первых, дорого, во–вторых, место у нас пересеченное — в межкустовье. Местные жители даже перестали сажать картошку. В хозяйствах, конечно, садим, только прибыль получаем низкую. В райисполкоме создана специальная комиссия, в состав которой входят и представители Национального парка «Браславские озера». Люди, чьи участки оказались повреждены, несут заявления. Мы их рассматриваем, пытаемся принять меры, иногда оказываем материальную помощь.

Наладить «добрососедские» отношения человека со зверем, видать, тоже не получается. Поставить забор? И это, показывает опыт, не всегда вариант.

— Уменьшить площадь повреждения посевов путем установки заграждений, как было поручено Президентом, не получилось, — резюмирует Александр Юркевич. — Только в нашем районе они должны быть длиной 140 километров. Но зубр своей массой их попросту снесет. Сделать из дерева? Был и такой забор. Кабан подрыл и все равно проник на территорию. В минувший понедельник я написал председателю Брестского облисполкома Константину Сумару письмо, где объяснил сложившуюся ситуацию.

* * *

Да, заповедники, заказники, национальные парки — наш престиж и несомненное богатство. Там ты оказываешься в гармонии с природой. Но когда на поля и огороды выбегают зубры и дикие кабаны, эта гармония совсем не радует...

Компетентно

Сергей Пульмановский, консультант отдела биологического разнообразия Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды:

— Защитить интересы хозяйств и местных жителей призвано постановление Министерства лесного хозяйства «Инструкция по предотвращению потрав сельскохозяйственных и лесных культур дикими копытными животными и оценке ущерба, причиняемого этим культурам указанными животными», по которому весь вред, нанесенный, например, зубрами или кабанами, возмещается пользователем охотничьих угодий. Однако на практике этот документ не работает, так как землепользователи, занимающиеся сельским хозяйством, и сами должны обеспечить комплекс мероприятий по защите своих посевов. Вот несколько пунктов. Не рекомендуется засеивать поля, примыкающие или расположенные среди лесных массивов с высокой плотностью диких копытных животных. Нужно огородить наделы, отпугивать животных, безвозмездно выделить пользователям охотничьих угодий земельные участки для создания отвлекающих кормовых полей и оказать им в этом помощь... В общем, это достаточно затратные и неэффективные меры, которыми никто даже и не пытается заниматься. Тем временем пользователи охотничьих угодий, наоборот, стараются выполнить все мероприятия, так как затраты на них гораздо меньше возможных выплат.

Автор публикации: Дмитрий УМПИРОВИЧ
Фото: Виталий ГИЛЬ


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта