Зубры и Деньги

А. Раевская, интернет-сайт "Белорусский Зеленый Портал", 15.02.2012

Вопиющие и не поддающиеся логике нормального человека, по выражению заместителя министра лесного хозяйства Беларуси, случаи браконьерства на краснокнижных животных, которые произошли с начала этого года, явились логическим результатом практики охраны и рационального использования этих животных в Беларуси.

Национальный символ

В сознании нескольких поколений жителей Беларуси зубр и Беловежская пуща, где его удалось восстановить, являются национальным символом и природным достояние. Беловежский зубр не только внесен в Красные книги Беларуси и соседних стран, но и имеет международный охранный статус.

Широко известно, что зубр на протяжении столетий был объектом царских охот, охот для избранных. Десятки книг, целая экспозиция в Музее Природы национального парка «Беловежская пуща» посвящены охотам на зубров «сильных мира сего». В общественном сознании охота на таких символичных животных как зубр – это престиж, свидетельство обладания властью. Для «простых людей» убить зубра это не столько заработать, сколько повысить свой социальный статус, потешить самолюбие, похвастаться перед друзьями.

Убийство запретного животного может быть и выражением протеста против властей, акт гражданского неповиновения. По свидетельству современников, убийство последнего дикого зубра в Беловежской пуще, которое совершил ее бывший служащий в 1921 г. было актом протеста против новых властей, которые приступили к вырубке заповедных лесов пущи и расхищению ее богатств.

Разрешение охоты, под любым предлогом, на таких символичных животных, как зубр неизменно провоцирует браконьерство на них со стороны местных жителей. Так было в Украине, когда в 1990-х годах к селекционному отстрелу зубров привлекли иностранных охотников, так случилось и в Беларуси, когда к отстрелу за деньги «больных и старых» зубров стали привлекать иностранцев.

Больные и старые

В настоящее время в Беларуси обитает более 900 зубров. Все они потомки 5-7 животных, т.е. близкородственные. В связи с этим у них не большое генетическое разнообразие, часто проявляются наследственные заболевания. Зубры имеют не высокую плодовитость, у них ослаблена способность противостоять болезням и адаптироваться к изменяющимся условиям среды. Тем не менее, зубров для Беларуси стало слишком много, экологическая емкость угодий не выдерживает их плотности, кормовая база для животных таким образом ухудшается, считают некоторые ученые. С «лишними» зубрами предлагается поступать по-разному: отлавливать и расселять, продавать, выбраковывать неполноценных особей путем отстрела.

Разработчик программы по сохранению зубра в Беларуси Петра Козло занимает такую позицию: «...Зубров в мире мало, 3800 особей, и можно продать лицензию на отстрел вот таких селекционных зубров. Поскольку это редкий вид, то находятся люди, которые готовы платить большие деньги за такого зубра, который либо сам подохнет, либо его отстреляет егерь – зубру это безразлично. А получив эти деньги, можно потратить их на охрану, на содержание зубров, экологию и так далее» (Интервью радио Tut.by). По подсчетам Петра Козло ежегодно только из микропопуляции зубров, обитающих в районе Беловежской пущи можно изымать по 50 зубров, постепенно доведя долю изъятия до 70% годичного прироста животных. Козло считает необходимым сократить численность зубров на 206-236 особей в ближайшие три-пять лет.

Поможем природе и отрегулируем

Отстреливать больных и слабых животных в охотхозяйствах – идея не новая. Выбраковывать таких зубров начали в Беловежской пуще с 1980-х годов. Во времена СССР это делали сами работники Беловежской пущи. Специальная комиссия в составе лесничего, ученого, охотоведа, ветврачей выезжали на осмотр животного, составляли акт выбраковки и зубра отстреливали. После этого животное исследовали ученые, брали необходимые пробы и анализы, череп сохраняли в коллекции, из шкуры делали чучело для музея.

В начале 1990-х перед всеми предприятиями и организациями, в том числе охотхозяйствами и заповедниками Беларуси, была поставлена задача перехода на самофинансирование и самоокупаемость. Новой независимой Беларуси нужна была валюта. Тогда и появилась идея привлекать к селекционным отстрелам и для регулирования численности животных иностранных охотников за валюту.

Воплощать эту идея в жизнь в Припятском заповеднике с энтузиазмом начал его директор-рыночник Н. Бамбиза. Первый селекционный отстрел зубра иностранным охотником в Припятском заповеднике прошел тихо, без излишнего рекламирования. Припятская микропопуляция в то время насчитывало всего несколько десятков особей. Рост численности зубров сдерживался не совсем благоприятными условиями природной среды в пойме Припяти, гибелью от несчастных случаев и браконьерства. выбраковывать приходилось не часто.

Источником выполнения плана по самофинансированию стал дикий кабан, численность которого, как вдруг выяснилось, в Припятском заповеднике «превышает допустимую» в несколько раз. С «пеной у рта» доказывал директор членам Ученого Совета заповедника, что необходимо немедленно приступать к снижению численности кабана. Пока он не перепахал весь наземный растительный покров в заповеднике, не началась эпидемия и массовая гибель животных. Убеждать Ученый Совет в целесообразности привлечения к снижению численности именно иностранных охотников директору пришлось дополнительно. Аргументы Н. Бамбизы, приводимые около 20 лет назад в отношении «регулирования» дикого кабана в заповеднике поразительно точно совпадают с теми, что приводят сейчас сторонники «регулирования» краснокнижного зубра. Если мы не отстреляем, он бесполезно умрет в лесу. А так мы получим деньги и сможем их потратить, в том числе на пользу животных. Животным все равно, кто их убьет. В настоящее время в «Припятском» (уже национальном парке) зубров с пользой «выбраковывают» ежегодно.


Реклама охоты в угодьях национального парка «Припятский». Среди охотничьих видов в красной рамке первый сверху – зубр. Официальный сайт национального парка «Припятский».

Спрос рождает предложение

В период кризиса вопрос прибыльности организаций особенно актуальный. По данным Белстата, вклад в валовый внутренний продукт (ВВП) Беларуси охотничьего и лесного хозяйства вместе с сельским хозяйством составил в 2011 г. всего 8,6 %. Несмотря на многочисленные сведения об увеличении доходности белорусских охотхозяйств, их рентабельности остается очень низкой. В такой ситуации чтобы повысить доходность из охотничьих угодий нужно получить все что возможно. Особенно привлекательными объектами для продажи за валюту в такой ситуации становятся животные редких видов: занесенные в Красную книгу зубр, рысь, медведь.

В 2006 г. началось активное лоббирование признания рыси нежелательным хищником в охотхозяйствах. Чиновники из Минлесхоза несколько лет подряд упорно предлагали внести в правила охоты возможность регулирование численности рыси, а заодно и медведя методами охоты, поясняя что возможность отстреливать редкие виды: «...повысит доходность охотничьего хозяйства и заинтересованность пользователей охотничьих угодий в сохранении и приумножении численности медведя и рыси - видов, включенных в Красную книгу Республики Беларусь». Редкие виды стоят дорого. Большие деньги – большое искушение.

В 2007 г. Совет Министров своим постановлением разделил зубров на основных и резервных, тех что могут «регулироваться» охотой. До сих пор предпринимаются попытки разделить краснокнижных рысей, медведей и барсуков таким же образом. В конце 2011г. заместитель начальника отдела охотничьего хозяйства Минлесхоза Владимир Зубко предлагал, с этой целью, ввести в Красную книгу дополнительную категорию «ограниченно эксплуатируемые виды животных».

Цена проблемы

В ноябре прошлого года на совещании по проблемам зубров начальник управления биологического и ландшафтного разнообразия Минприроды Наталья Минченко таким образом изложила позицию своей госструктуры: «Когда частник сможет изымать некоторую часть зубров, у него появится прямая заинтересованность в сохранении вида. Ведь сегодня ничего кроме затрат на содержание «краснокнижных» животных охотхозяйство не имеет. Надо дать ему возможность как-то компенсировать свои издержки. Хотя, конечно, чисто с моральной точки зрения не укладывается в голове, как это отстреливать международно значимый вид».

Почему государство не может взять на себя хотя бы часть затрат на содержание зубров? Как много средств для этого необходимо? Год назад директор РУП «Белгосохота» Василий Гурков пояснял, что на содержание одного зубра в Воложинской микропопуляции тратится около 1,5 млн рублей в год (wildlife.by/node/7359). В Березинском заповеднике в 2011 году государство планировало потратить 1,75 млн. руб. в год на одного зубра (http://naviny.by/rubrics/society/2011/11/23/ic_articles_116_175935/). Для сравнения: на годовую зарплату 1 работника например, идеологического отдела райисполкома государство тратит сумму, примерно равную той, что необходима на содержание 6 зубров в год. Содержание всех зубров Беларуси обходится в год бюджету примерно столько, сколько зарплата 167 идеологов.

В октябре 2010 г заместитель Премьер-министра Беларуси утвердил пятилетний «План мероприятий по сохранению и рациональному использованию зубров на 2010-2014 гг.». На его реализацию запланировано выделить сумму 3,3 млрд. руб. Для сравнения: на ежегодный праздник «Дожинки» в 2008 г. государством было выделено 180 млрд. руб., в 2009 г – 330 млрд, в 2011 г. только на строительство одной гостиницы к Дожинкам в г. Молодечо – 9,5 млрд. руб.

А. Раевская, для Беларуского Зеленого Портала


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта