Выстрел на предупреждение

Елена Трибулева, газета "Вечерний Брест", 04.11.2011
Николай Воробей
Николай Воробей

Меньше года назад для молодого биолога Николая Воробья жизнь четко разделилась на «до» и «после». Все, что было до 22 декабря, состояло из множества разнообразных событий, большей частью светлых и радостных, как и положено человеку в 23 года. Все так хорошо складывалось! Летом 2010 года он окончил биологический факультет БГУ, получил распределение в республиканский заказник «Выгонощанское», что в Ивацевичском районе, и с удовольствием окунулся в работу, которая позволяла быть ближе к природе и давала реальную возможность заниматься фотоохотой, Колиным давним и страстным увлечением.

Все, что было после, – это больничная палата, бесконечные операции и отчаянная надежда на выздоровление. И еще боль, которая стала постоянной спутницей. Как же надоела она за это время!

История противостояния

В тот злополучный день Николай с двумя другими сотрудниками заказника возвращались с обычного обхода территории у деревни Выгонощи, когда услышали выстрел. Заподозрив, что в лесу хозяйничают браконьеры, они предупредили свое руководство и поспешили к месту предполагаемой охоты. Вскоре на них действительно вышел человек с расчехленным ружьем в руках.

Возможно, жди они его открыто на дороге, ничего бы и не случилось. Но уже стемнело, маячить у предполагаемого браконьера на виду показалось неразумным, и они спрятались. Когда человек приблизился, его окликнули: «Стой! Лесная охрана!» Тогда человек поднял ружье и выстрелил…

Впоследствии он признается, что испугался и произвел предупредительный выстрел в сторону. Николай находился примерно в четырех метрах от своих коллег, и пуля 12-го калибра досталась ему. Она прошила оба колена, повредив суставы, вены и сухожилия. Истекающего кровью парня доставили в Ивацевичскую районную больницу, а спустя несколько дней, когда прямая угроза его жизни миновала, перевели в Минск.

Человек с ружьем оказался егерем лесоохотничьего хозяйства «Выгоновское» Михаил Ярута – сотрудник национального парка «Беловежская пуща», с которым у заказника отношения, скажем так, не сложились. Летом 2010 года ЛОХ «Выгоновское» вместе с озерами Бобровичским и Выгонощанским были переданы пуще, что стало причиной затяжного противостояния между заказником и национальным парком. Недовольны новым раскладом были и местные жители, лишившиеся возможности собирать клюкву.

Ну а работники заказника вообще оказались в странной ситуации. Шлагбаум преградил им путь к Выгонощанскому озеру, за которым тоже находится особо охраняемая природная территория. Добраться туда можно было только в объезд, а это около 140 километров пути.

Директор заказника Сергей Габец направил тогдашнему директору НП «Беловежская пуща» Николаю Бамбизе письмо с просьбой выдать его сотрудникам пропуска через КПП, но получил отказ.

Выстрел по неосторожности?

Словом, отношения между сотрудниками двух ведомств были отражением этих конфликтов. Поэтому никто в заказнике не сомневался: Ярута произвел выстрел умышленно. К такому же выводу пришло и следствие, предъявившее ему обвинение в умышленном причинении тяжких телесных повреждений, и прокуратура Ивацевичского района, поддержавшая обвинение.

Однако районный суд с их выводами не согласился. Вынесенный им 9 сентября приговор признал Михаила Яруту виновным в причинении тяжких телесных повреждений по неосторожности.

На прошлой неделе судебная коллегия по уголовным делам областного суда рассмотрела кассационный протест государственного обвинителя на этот приговор и оставила его без изменения, а протест – без удовлетворения.

Михаил Ярута осужден по ст. 155 УК РБ на 1 год исправительных работ с ежемесячным удержанием 15 % заработка в доход государства. С учетом его нахождения под стражей от дальнейшего отбывания наказания егерь освобожден сразу после вынесения приговора. Кроме того, в пользу Ивацевичской районной больницы с него должно быть взыскано 2 млн 319 тысяч рублей за лечение потерпевшего.

Куда большие выплаты причитаются с ГПУ НП «Беловежская пуща». Решением суда в пользу Николая с парка постановлено взыскать в общей сложности 23,5 млн рублей, в том числе 15 млн – материальной компенсации морального вреда.

Однако потерпевшая сторона считает такой приговор несправедливым. «Будете обжаловать дальше?» – спросила я у мамы Николая Галины Федоровны. «Вряд ли, – ответила она. – Сейчас не до этого. У нас такая беда случилась…»

Новые испытания

Беда подкралась там, где ее вовсе не ждали. Два месяца назад Николай вернулся домой – в Любань, на Минщину. Имплантат, который ему вживили в кость в Республиканском центре травматологии и ортопедии, по всем признакам хорошо прижился, и врачи устроили парню маленькую передышку перед дальнейшими испытаниями.

«Это было замечательное время, – говорит Галина Федоровна. – Впервые за столько месяцев он смог передвигаться по квартире в ходунках. Мы стали вывозить сына на улицу, он брал свой фотоаппарат и делал снимки. Мы уже мечтали: вот восстановим подвижность этой ноги и возьмемся за другую…»

Увы, все пошло не так. Николай вернулся в Минск, чтобы начать разрабатывать ногу, и на третий день занятий в ЛФК кость с имплантатом сломалась. На прошлой неделе ему сделали повторную операцию, которая длилась три часа. Теперь все придется начинать заново.

«Если бы не поддержка со стороны, не знаю, как бы я все это выдержала, – признается Колина мама. – К счастью, хороших людей вокруг сына оказалось очень много. Нам звонили и предлагали помощь его однокурсники и коллеги из заказника, знакомые друзей, просто люди, узнавшие о нашей беде. Они не забывают о нас и сейчас. Если бы не они, мы бы уже точно отчаялись. А так все же верю – мы справимся и Коля обязательно выздоровеет».

А между тем Михаил Ярута вернулся на работу в ЛОХ «Выгоновское» практически сразу после вынесения приговора судом Ивацевичского района и освобождения из-под стражи. И на ту же должность – егерем. Когда об этом узнали в заказнике, шок был настолько сильный, что два человека, егерь Петр Иванов и ведущий специалист Игорь Орлов, в знак протеста против решения суда тут же написали заявления об увольнении.

«Я понимаю их, – говорит директор заказника Сергей Габец. – Находиться в одном лесу с человеком, который стреляет по людям, – просто страшно. Чего не понимаю, так это логики дирекции пущи. Как можно поставить человека на работу, связанную с ношением оружия, если он, пусть даже по неосторожности, искалечил другого?»

Директор заказника направил письмо директору НП «Беловежская пуща» Александру Бурому, в котором изложил свою просьбу перевести Яруту на другую должность, но ответа пока не получил.

Впрочем, огнестрельного оружия у Михаила и без того нет. «Никто ему оружия не выдавал, – сказал журналисту в телефонном разговоре директор ЛОХ «Выгоновское» Владимир Загоровский. – С другой стороны, никто не лишал Яруту права проводить охоты. Как егерь, он сопровождает охотников и кормит зверей. Оружия, повторяю, у него сейчас нет».

…А Николай Воробей, которому в сентябре исполнилось 24 года, опять и опять пытается справиться со свалившимися на него несчастьями и вопреки всему встать на ноги. И его друзья и родные верят – он справится. Иначе где вообще в этом мире справедливость?


Комментарий по теме посетителя "платон" под статьей на сайте оригинала

Я знаю эту историю не по наслышке из первых уст. И могу сказать что "Пуща" корумпирована. а своих сотрудников они выгараживают. Одним словом - творится беспредел на высшем уровне под потронажем высокодолжностных лиц. За такой случай в нормальном государстве такой браконьер/егерь получил бы минимум 20 лет тюрьмы и уже никогда не занимал бы эту должность. А так - что это за наказание такое - год исправительных работ, да ещё с возвращением на прежнее место работы и к браконьерству? Этот самый Ярута известен на все Телеханы как злостный браконьер, неоднократно стрелял в заказнике зверя - лосей, кабанов, оленей и другую живность. Да и что это за предупредительный выстрел в воздух, господа следователи, прокуроры и судьи??? Каждый мужчина знает, особенно те кто служил в армии и проходил караульную службу, что предупредительный выстрел производится в верх в воздух, и то после предупредительного вопроса: "Стой! Кто идёт?" Даже, не услышав ответ, он (т.е. егерь) должен был крикнуть :"Стой! Стрелять буду!" и лишь после этого, если объект не остановился, произвести предупредительный выстрел вверх, но не на поражение! Да и что этот егерь делал с расчехлённым ружьём ночью в заказнике? Зверей кормил? Нет. Он на месте кормовых вышек стрелял в зверя (лось, косуля, олень или кабан). Меня в этой истории не удивляет решение суда, что назначили такое "смешное наказание"; что аж плакать хочется. Просто в этом государстве права простого человека не существуют. А подобные твари, вроде этого егеря, им важнее и нужнее, чем свободномыслящий Человек.

P.S.: Что посеят, то и пожнут. А Яруте могу сказать одно - Господь на Свете есть. И Яруте придётся перед Ним отвечать и расплачиваться за содеянное рано или поздно, если земной суд не может решить и наказать по справедливости. А так же в ответе за родителей и дети их. Ведь грех родителей ложится на плечи детей ихних...


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта