Чудеса да и только, или Кто оставляет следы на камнях?

Нина ЯНОВИЧ, "Народная Газета", № 8-9, 12.01.2007

Если бы камни могли говорить... Они бы рассказали нам много интересного. Особенно так называемые "следовики", на которых имеются отпечатки стопы или ладони.

Белорусские “следовики”

В Беларуси таких камней множество. Самый известный — в Жировичах. На нем, как говорит предание, произошло второе явление иконы Жировичской Божьей Матери в XVI веке и остались следы ладони и пальцев правой руки Пресвятой Богородицы. Сегодня этот камень хранится в алтаре главного храма Жировичского монастыря, а под храмом бьет чудотворная криничка. Летописи донесли до нас множество историй, связанных со святыней. Так, некая Езерская из Волковысского уезда села на необыкновенный камень и, положив на него руки, дерзко сказала: “Вот тут ваша Мария сидела”. И в тот же миг руки ее покрылись струпьями, опухли, после чего она упала замертво.

Все больше будоражит пытливые умы загадка Беловежской пущи. Там на полянке лежит валун с гладкой поверхностью. На нем, по преданию, переобувалась Божья Матерь. В хорошую погоду на камне отчетливо видны углубления, похожие на следы двух ног приблизительно 37-го размера как бы в туфельках, а рядом — босых.

В Глусском районе возле деревни Ново-Андреевка года два назад найдены два необычных камня. На верхушке одного имеется крест. На втором заметны глаза, рот, полоски на макушке “головы”, напоминающие волосы, а сбоку — следы, похожие на отпечатки ног.

На кладбище деревни Сенежицы возле Новогрудка на месте бывшей церкви лежит вроде обычный с виду валун, но с двумя углублениями: одно — небольшое, аккуратное, второе — как будто от большого когтя. По легенде, первый след оставила Божья Матерь, ступившая на камень перед тем, как войти в церковь, а второй — неистовствующий дьявол, козни которого Она расстроила.

В деревне Петровичи Смолевичского района почитали овальный камень 60—70 сантиметров в длину и полметра в ширину. Как рассказала автору пенсионерка Софья Бабарыко, у которой дача в Петровичах, на камне был четко виден отпечаток правой ноги Божьей Матери и след ее посоха. Согласно легенде, когда Богородица проходила по белорусской земле и шла через Ляды и Петровичи на Дивеево и Оптину, Она останавливалась отдохнуть. И в каждом из этих мест начинали бить ключи и оставались следы Пречистых ног на камнях. Длительное время возле того камня в Петровичах был благоустроенный источник, от которого люди исцелялись, но при проведении мелиоративных работ его засыпали, а камень “придавили” цементной плитой. Будущей весной начнутся поиски святыни: сельсовет обещает помочь и людьми, и техникой. Этот список можно еще долго продолжать. В Беларуси существовал целый культ камней-“следовиков”, который начинает возрождаться. Ведь языческому поклонению камням вполне можно придать христианский смысл. Автор в этом убедилась, посетив деревню Ставы Каменецкого района.

Неувядающий букет цветов

Местные жители нам рассказали, что прошлым летом у них было такое... Паломникам явилась Божья Матерь...

Нашим провожатым был отец Василий Белюк. Он сдержанно относится к небольшому камню в чистом поле, на котором люди видят отпечатки двух ног Божьей Матери с пальчиками правой ноги, а также двух маленьких ножек Богомладенца и посоха Пречистой. Батюшка несколько раз подчеркивал в беседе, что не освящал и не будет освящать сей камень, поскольку не может сказать ни “да”, ни “нет” относительно справедливости преда-ния. А оно гласит, что когда-то в этих местах уставшие жнецы начали роптать на отсутствие воды. И появилась перед ними женщина, которая сказала: так вот же течет криничка... После чего действительно все вдруг увидели криничку. А когда повернулись, той женщины уже не было, а в окрестностях нашли камень со странными следами. Ему стали кланяться, когда ходили в поле. Однако позиция священника не влияет на людей. Практически каждый из тех, кто приходит окунуться в святом источнике (недавно здесь построили купальню), идет также помолиться к камню. И какие удивительные истории они рассказывают...

Жительница деревни Ставы Анна БРУНДУКОВА:

— Каждый раз, когда я окунаюсь в источник, переживаю состояние радости, легкости. И всегда меня тянет к камню. Однажды я перекрестилась, стала на колени и дотронулась до него губами. И в этот момент от него повеяло теплом... Оно прошло через меня, то есть я почувствовала поток какой-то энергии... Мне стало настолько хорошо...

Жительница деревни Ставы Галина ПОЦИКАЙЛИК, председатель церковного совета:

— В прошлом году в праздник Успения Божьей Матери, то есть 28 августа, я положила живые цветы к камню. Прошла вся осень, которая была очень сухой, а они все лежали совершенно свежие, как будто их только что принесли. И так пролежали четыре месяца — до самых морозов... А еще многие из нас видят на камне возле следочка маленький веночек: в нем розочки, тюльпанчики, ромашки, есть и листики. Иной раз он еле виден, а другой — настолько яркий, что оттенки цветов различимы. Очень красиво. Цветным веночек становится тогда, когда у камня собирается много людей или когда читаются молитвы.

Я спросила у Галины Поцикайлик, чувствует ли она какой-то отклик, поклоняясь камню? Она меня поправила, что поклоняется не камню, а Божьей Матери — с чувством благодарности за ее заступничество перед Богом. Дескать, важно не само прикосновение к чему-то, а та молитва, которая при этом рождается в душе. Отклик же она чувствует всегда — уходит одухотворенная. Хотя и сами камни для нее представляют большой интерес, особенно такие “следовики”, на которых видны изображения зайца, лисицы, куницы. Когда-то ведь камни были мягкие, вот все и отпечатывалось... При разговоре присутствовал отец Василий.

— Что-то я такого не слыхал, Галина Павловна... — отреагировал он на последнюю фразу и пристально посмотрел на свою прихожанку. — Топоры, наконечники, стрелы делали — и все было твердое.

— А как же иначе там появлялись отпечатки не только ног и рук, но и зверей? — не сдавалась женщина с романтической натурой.

Трем паломницам из Бреста явилась Божья Матерь

Мне удалось найти тех женщин, которым явилась Богородица в Брестской области, и со всеми поговорить. Вот рассказ одной из них.

Людмила ЧЕРНЯВСКАЯ, безработная, жительница микрорайона Ковалево г.Бреста, прихожанка храма в деревне Каменица-Жировецкая:

— Мы приложились к камню, и я уже собралась уходить. Вдруг вижу — между тучами Божья Матерь... Как на иконе Покрова Божьей Матери, с поднятыми вверх руками, в которых Она держала покров. Я закричала: “Посмотрите, посмотрите!” Ко мне подбежали моя подруга Надежда и дочь Ольга и тоже начали смотреть. Божья Матерь предстала нам небольшой и именно над этим камнем — не думаю, что Ее можно было увидеть из деревни, хотя Она и была на небе.

Она стояла живая, но прозрачная, в ореоле света. У Нее был длинный шлейф от платья. Я вся покрылась мурашками от испуга, но на душе было радостно. Сказать Она нам ничего не пыталась. Потом облака стали рассеиваться, Богородица стала уходить назад и исчезла. Все это длилось где-то три минуты.

Спустя несколько недель мы второй раз поехали в Ставы. Окунулись в источнике и снова пошли к камню. И, представляете, снова случилось чудо. Погода была пасмурной, но в этот момент выглянуло солнце. Оно оказалось прямо над камнем, а вокруг солнца — идеально ровный круг голубого неба. То есть остальное небо по-прежнему было затянуто тучами, и среди этого мрака — веселое круглое окошко. По-видимому, это меня Бог укрепляет в вере...

Пресвятая Богородица имела стопу 37-го размера?

Да, мир вокруг наполнен загадками... Еще одна — это дивный камень, который обрела недавно православная община в столичном микрорайоне Уручье. На камне — углубление от правой ноги человека — женщины или ребенка — 36—37-го размера с очень четким отпечатком. Некоторые различают даже морщинки на стопе, как будто бы босая нога ступила на глину, после чего та затвердела.

Настоятель прихода священник Александр ВЕРЕМЕЙЧИК:

— Камень нашей общине подарили местные жители одного из хуторов возле Ветки. Там осталось только две-три хаты, в которых доживают свой век старики. Они понимают, что когда умрут, то реликвия просто затеряется в лесу или ее спихнут бульдозером в овраг. Как они нам рассказали, этот камень привезли из Сибири их предки староверы, установили на краю деревни и устроили над ним укрытие. Согласно древнему преданию, след на нем принадлежит Божьей Матери. Больше ничего об этом камне не известно, а часовня от времени разрушилась.

Весит он около двухсот килограммов. Мы с прихожанами погрузили его в багажник автомобиля, привезли в столицу и отмыли. Теперь вот ищем для него подходящее место. Хотелось бы установить его у источника, чтобы вода текла на следочек, а внизу была купальня. И каждый пусть решает сам, святой это камень или нет. В любом случае это интересное явление материальной культуры, даже если и рукотворное. Подобные следы, конечно, можно “изготовить” рукой каменотеса. Но зачем, мне кажется, этим заниматься?

— Так вы верите или не верите, отец Александр, что это след ноги Божьей Матери?

— Я воздержусь от однозначного ответа, а со временем это прояснится. В церкви существует, так сказать, процедура проверки подлинности святынь. Вспомним, когда в первые века христианства император Константин откопал в земле Голгофы три деревянных креста, он хотел узнать, на каком из них распяли Господа. Кресты стали поочередно возлагать на тяжелобольных, и от одного из них пошли исцеления. Так и здесь. Если на этот камень действительно ступала Пресвятая Богородица, то он напитан благодатью, и это обязательно проявится.

Один необычный случай с камнем уже произошел. После молебна одна женщина мне говорит: “Батюшка, а во время нашей молитвы у камня изменился цвет”. Я очень осторожно отношусь ко всевозможным чудесам и, честно говоря, подумал: “Эти женщины вечно что-то выдумают”. А когда мы занесли камень в помещение, смотрю — действительно... Был серый, невзрачный, а стал такой яркий... Меня аж трепет взял... Почему я раньше этого не видел, хотя несколько месяцев его рассматривал?

Зачем в соборе съели штукатурку?

Хотя камень и необыкновенный, но с ним у нас теперь большая сложность, — продолжил свой рассказ отец Александр. — Не хватает средств, чтобы обустроить место, на котором его можно выставить на всеобщее обозрение. Для этого общине нужно тысячи четыре долларов и обеспечить постоянную охрану. Если подобную реликвию оставить без охраны, то ее не хватит даже на пару лет — распилят на кусочки. Слово “чудо”, к сожалению, обладает огромной разрушительной силой. После всенародного поклонения камням, на которых стояли на коленях Серафим Саровский и Феодосий Кавказский, от них почти ничего не осталось — каждому ведь надо что-то унести с собой. У меня уже сейчас начали просить кусочки. Взять тот же Жировичский камень с отпечатком стопочки и Жировичскую икону Божьей Матери на яшме... Рельефы на них сгладились со временем просто от того, что многие века к ним прикладывались губами. Да что говорить, в минском Петро-Павловском соборе в начале девяностых три метра штукатурки съели, когда распространился слух, что на стене проявляется икона... А помните недавний случай с грушей, когда на ее срезе после удара молнии проявился лик Христа? 15 дачных участков в округе вытоптали, был подан судебный иск на человека, которому принадлежала груша.

И все же я грею себя мыслью, что и в Беларуси обретена святыня, сравнимая с почаевской стопой Божьей Матери на Украине. И вот недавно во время интервью на эту тему ко мне пришла вдруг мысль, совершенно четкая и ясная, как мы должны относиться к этому факту. Это знак того, что Божья Матерь откликается на наши молитвы. Она благословляет наше молодое независимое белорусское государство и его особый курс в этом мире.

В то же время белорусам нужно продолжать духовную работу над собой: видя тяжкие грехи людей, даже камни оплавляются...


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта