Полесская робинзонада

Лилия ХЛЫСТУН, "Советская Белоруссия", № 86, 12.05.2006

В студенческие годы я серьезно увлекалась экстремальным туризмом. Правда, чтобы получить возможность сплавляться по горной реке, блуждать по пустыне, карабкаться по отвесным скалам либо продираться сквозь таежные заросли, приходилось уезжать за тысячи километров от дома. И все равно плыть на лодке по лесу, признаюсь честно, до последнего времени мне не доводилось ни разу! Хотя в это необычное путешествие, в отличие, скажем, от Урала или Тянь–Шаня, может отправиться каждый. И недорого, и совсем близко. Всего каких–то три часа автомобильной езды на юг от Минска — и ты в самом сердце Полесья, в Национальном парке «Припятский».

Геродотово море

Припять

Все, кто к нам приезжает впервые в это время, удивляются точно так же, как и вы, — генеральный директор «Припятского» Степан Бамбиза доволен тем, какое впечатление производит на нас прогулка на моторной лодке по разлившимся притокам Припяти. В самом деле, пейзаж незабываемый. Стоящие в воде могучие дубравы, извилистые ивовые кустарники, нависшие над темной полесской водой... — Ночью, когда мы туристов на такие прогулки вывозим при свете карманных фонариков, впечатлений еще больше: можно увидеть бобра, выдру, птиц, которые прячутся днем. Пройдет две–три недели, вода спадет, и к началу лета вы эту местность не узнаете. Между деревьями трава в рост человека поднимется. Пробираться придется, словно по джунглям. Не зря же Припять «белорусской Амазонкой» называют.

Пока же вся пойма заполнена водой. Хотя весенний паводок этого года вряд ли можно назвать серьезным, в отличие, например, от 1999 года, когда река вышла из берегов на расстояние 15 — 20 километров. Круглосуточно дежурили спасатели, из деревень эвакуировали людей... Крутой норов Припяти в далекие времена впечатлил даже философа Геродота, который, увидев реку в разливе, написал о ней в своих работах как о море.

Впрочем, без реки, доставляющей порой немало хлопот, полешуки свою жизнь не мыслят. Во–первых, после разлива рыбу здесь, рассказывают местные жители, можно собирать голыми руками. Сюда, на мелководье заливных лугов и лесов, приходят на нерест лещи, щуки, чехони и другие обитатели реки. Во–вторых, именно благодаря паводкам в «Припятском» много веков сохраняются уникальные ландшафты: единственные в мире пойменные дубравы, крупнейший в Европе массив переходных и верховых болот, как магнитом притягивающие ученых и туристов из многих стран.

Сафари по–белоруски

p>— Салют, синьора! — приветствует меня дочерна загоревший, подтянутый и улыбчивый мужчина на крыльце туркомплекса «Хлупинская Буда», расположенного в одном из самых тихих и живописных уголков национального парка.

— Это наш Франко, — представляет его начальник отдела туризма и экологического просвещения национального парка Вера Пархоменко. — Уже несколько лет привозит к нам иностранные группы на отдых и на охоту. Теперь вот позвал своих земляков–итальянцев на вальдшнепов поохотиться.

Через переводчика я узнаю от Лафранко Джиральди, что ему 75 лет и в Беларусь он приезжает отдыхать с середины 90–х. Года три как возит в «Припятский» группы. «Такой интересной охоты, как здесь, нет нигде, — восхищается Лафранко. — Уж поверьте, я бываю с группами и в Германии, и в Южной Америке, и в Турции. Но в «Припятском», помимо комфортных условий проживания, богатая и необычная природа, обилие дичи, какого нигде не встретишь. Поэтому и приезжаю сюда на год по нескольку раз».

Еще лет пять назад об интересе туристов к национальному парку, тем более иностранных, приходилось только мечтать. Во–первых, в отличие от Беловежской пущи или Нарочи, давно ставших национальными туристскими брэндами, о «Припятском» мало кто знал. До 1996 года это был природный заповедник — обитель ученых–исследователей, наблюдавших за болотными экосистемами. О развитии туризма, пока 10 лет назад заповедник по указу Президента не был реорганизован в национальный парк, речь не велась вовсе. Во–вторых, многих изначально отпугивал юридический адрес предприятия: место расположения — Гомельская область.

— Поначалу приходилось буквально уговаривать клиентов, путающих нашу территорию с Полесским радиационно–экологическим заповедником, объяснять им, что у нас чистая от радионуклидов зона, — вспоминает Вера Пархоменко. — А параллельно, разумеется, создавать инфраструктуру, улучшать сервис, чтобы турист, отдохнувший здесь один раз, возвращался сюда снова.

Теперь одновременно в четырех туристических комплексах национального парка — «Лясковичи», «Дорошевичи», «Хлупинская Буда», дом рыбака и охотника «Черетянка», а также в «плавучей гостинице»—теплоходе могут разместиться максимум до сотни человек. Условия проживания, как говорится, на любой вкус и кошелек — от обычного гостиничного номера до комфортабельного «люкса». «Питание предлагаем туристам обязательно с национальным колоритом, — рассказывает начальник комплекса по обслуживанию делегаций «Дорошевичи» Галина Сидорова. — Рыба и грибы, поскольку река и лес рядом, в меню входят обязательно плюс драники, мед, другие блюда белорусской кухни. Как правило, люди уезжают довольными».

Первыми осваивать территории «Припятского» начали рыбаки. Следом поехали ученые, экологи, туристы, в том числе и зарубежные.

— Англичане, бельгийцы, итальянцы, немцы, голландцы, поляки... За год набирается несколько сотен иностранных гостей, — рассказывает Степан Бамбиза. — В среднем один иностранец оставляет у нас 200 евро в день, не считая стоимости трофея. Эти деньги идут на развитие инфраструктуры. В прошлом году, например, введен в строй комфортабельный коттедж «Дорошевичи». Интерес к нацпарку растет: если года четыре–пять назад у нас побывало до двух тысяч человек, то в прошлом — более 11 тысяч.

Рассказы отдохнувших здесь людей порой оказываются эффективнее любой рекламы.

— Несколько лет назад нам позвонил житель Германии, чтобы напроситься на охоту, — вспоминает Вера Пархоменко. — Оказалось, что он заинтересовался «Припятским» после того, как на выставке увидел завидный трофей, привезенный отсюда его земляком, — огромные клыки кабана–секача, добычу которых можно считать настоящей охотничьей удачей.

Для орнитологов «Припятский» вообще рай земной. Через Припять и ее пойму весной и осенью пролегает миграционный путь птиц. И увидевший «птичьи базары», когда на полях или лугах «Припятского» сбиваются десятки тысяч птиц, запомнит это зрелище на всю жизнь. Да и в обычные дни фауна национального парка привлекательна для туристов. Здесь обитает более полусотни видов зверей, 250 — птиц, 7 — рептилий, 37 видов амфибий. Для того чтобы животных могли увидеть туристы, в нацпарке недавно построили вольер периметром 29 километров. «Мы уже завезли туда оленей, зубров, косуль, — рассказывает Степан Бамбиза. — Систему подкормочных площадок организовали таким образом, что животные обязательно будут на виду у человека и в то же время на воле. Такое вот своеобразное сафари по–белорусски».

Три года назад национальный парк получил рекомендацию от крупной английской компании экологического направления, открывающую дорогу на западный рынок. Для «Припятского» это стало новым стимулом к развитию. Теперь тут думают над тем, как разнообразить программу пребывания туристов. Уже практикуются, например, комбинированные программы с проживанием в различных местах национального парка, чтобы отдыхающие смогли получить побольше впечатлений. Думают тут и над организацией досуга. Чтобы, помимо знакомства с природными комплексами, у приехавших сюда была возможность и развлечься.

Традиции и современность

Пока из развлечений в «Припятском» — бильярдная, прогулки на теплоходе с пикниками, баня. Предусмотрены поездки в древний Туров с посещением музея природы, а также уникального места, где из–под земли, считается, растет каменный крест. Есть еще фольклорный ансамбль, знакомящий отдыхающих с национальными культурными традициями. Плюс выставки–продажи предметов народного творчества, которые работники национального парка совместно с народными мастерами организуют для иностранных туристов. «Тканые изделия, вышивка, резьба по дереву, а иногда просто баночка местного меда или варенья становятся для гостей своеобразным сувениром, который они увозят с собой», — рассказывает Вера Пархоменко.

В будущем, чтобы оставаться конкурентоспособным на рынке туристических услуг, предстоит сделать многое. «В первую очередь необходимо развивать инфраструктуру, — уверен Степан Бамбиза. — У «Припятского» хорошие перспективы. По биоразнообразию природных комплексов равных ему в Беларуси нет. Кроме того, в последние годы наметилась тенденция развития здесь исторического туризма. Например, польские потомки выехавших отсюда в прошлом веке земляков и написавших о своей родине две книги, уже организовали поездку на Припять нескольких групп и собираются приехать еще. Нужна интересная экскурсионная программа, профессиональные гиды, способные увлекательно рассказать о нашей истории. Тем более что количество заявок из других европейских государств постоянно растет. Да и наши граждане, поездив по заграничным курортам, все чаще присматриваются к отдыху у себя на родине, который тоже может быть не менее содержательным. Понятно, что и потребность в местах для отдыха будет увеличиваться. Так что расширение строительства — в ближайших планах нацпарка. В этом году, например, мы соединим все наши туристические комплексы единой дорогой с паромной переправой, что улучшит условия для туристов и сделает для них более доступными самые отдаленные уголки парка. В том числе и те, куда пока редко ступает нога человека».


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта