ТРЕВОЖНЫЙ СОН БЕЛОВЕЖИ

Сергей ПРОТАС
«Звязда»
№ 255
19.12.2001

Давнюю святыню Беларуси — Беловежскую пущу — настигла беда. На этот раз — «экологически чистая». В результате определенных природных катаклизмов началось массовое размножение жука-короеда. Совсем не агрессивное название — типограф (Ips typographus L.) — не помешало этому маленькому жучку (4-5 миллиметров) этим летом поразить 50 тысяч кубометров леса на площади 600 га! Ожидается, что к концу года будет выявлено еще 20 тысяч кубометров «переработанной» типографом древесины.

Как объяснили специалисты, ничего особо необычного все-таки не случилось: наличие короедников в лесу — абсолютно нормальное явление. Они, как и другие насекомые, — обязательный компонент лесной экосистемы. Типограф перерабатывает естественный отпад, уничтожает слабые, недоразвитые деревья, причем специализируется исключительно на ели. Чем не санитар? Однако одна особенность делает этого жука особенно опасным: раз в 20 — 30 лет популяция типографа увеличивается настолько, что очень даже просто может стать причиной настоящей экологической катастрофы.

Справка «Звезды»:

В начале 1880 года над пущей пронесся ураган. Поваленные деревья не были своевременно убраны, что вызвало массовую вспышку в развитии короедов в 1882-83 годах. Повреждения были настолько мощные, что понадобилось провести сплошные вырубки на площади 1550 га.

После немецкой оккупации пуща была очень опустошенной, захламленной, вся в пепелищах… К тому же 1919—1921 годы были очень засушливые. Все это вызвало очередную вспышку в развитии популяции короеда.

В 1963-67 годах Беловежу ожидало очередное наступление. В 1965-67 годах короедные очаги распространились на площади около трех тысяч гектар. Основная причина такой ситуации — засуха и «прославленная» мелиорация.

Массовое размножение короеда произошло и в 1994-97 годах. В этот период за четыре года усохли деревья на площади более 10 тысяч га.

Вредитель-многоженец

Как отмечают некоторые специалисты, в последние годы в Беловежской пуще по рекомендациям научного отдела стали применять не огневую очистку мест вырубок. Порубочные остатки, которые своевременно не убираются, становятся отличной кормовой базой для некоторых видов короедов.

Основным толчком для очередной волны массового размножения короеда типографа стала исключительно засушливая весна прошлого года. К тому же и нынешняя весна и лето не были бедными на жаркие и сухие дни. Ель, как известно, очень чутко реагирует на уменьшение влажности почвы. Как результат — снижение устойчивости дерева в отношении вредителя.

Среди ученых есть и такие, кто связывает вспышки короеда с циклом солнечной активности. Кстати, прогнозы на следующий, 2002 год в определенной степени это подтверждают.

Директор государственной организации по охране и мониторингу леса «Беллесохрана» Комитета лесного хозяйства при Совете Министров Республики Беларусь Яков Марченко сообщил, что в этом году с проблемами вспышек размножения короеда типографа столкнулась и Россия, и страны Европы. Если говорить о Беларуси, то показательным может быть следующий пример: по Брестской области количество короеда, который пошел на зимовку, в этом году превышает прошлогодние показатели. В соответствии с данными научного отдела природоохранной организации «Национальный парк «Беловежская пуща» количество молодого поколения короеда составляет 11,6 на 1 дм2, что приближается к максимальной (12 экземпляров на 1 дм2). Дело в том, что типограф — полигамный вид. В брачную камеру, которую строит один самец, прилетают 2-3 самки. В этом году исследователи выявляют по 5-6 самок. Это подтверждает большую жизнеспособность популяции.

Рубить или не рубить?

Многолетний мировой опыт показывает: процесс массового размножения короеда типографа остановить невозможно. Речь можно вести лишь про минимизацию последствий.

По внешнему виду тяжело определить, что дерево заселено короедом. Хвоя долго остается зеленой, и, только внимательно присматриваясь, можно увидеть входные отверстия, буровую муку. Такое дерево погибнет через несколько недель.

Между тем, эта уже давно доказанная практикой аксиома стала краеугольным камнем для некоторых ученых. Мол, может, не надо рубить: верхушка дерева ведь зеленая, а вдруг выживет? Подхваченное и преувеличенное некоторыми СМИ, такое мнение стоило Беловежской пуще очень дорого. Причем как в прямом, так и в переносном смысле. Чего только не пришлось услышать в свой адрес Управлению делами Президента Беларуси, генеральному директору ГПУ «Национальный парк «Беловежская пуща» Николаю Бамбизе: и промышленную лесопереработку в заповедных местах организовали, и национальным достоянием торгуют…

— Сегодня ГПУ «Национальный парк «Беловежская пуща» состоит из 11 лесничеств и занимает площадь 96 тысяч га, — говорит Николай Бамбиза. — 18 процентов площади пущи (17 тысяч га) — абсолютно заповедная зона. Так сказать, научный полигон. Там хозяин — мать-природа, и мы не имеем права вмешиваться в естественные процессы, которые там происходят. Можем только фиксировать. Именно потому заповедная зона — не самая красивая часть пущи: много поваленных деревьев, сухостоя (в том числе и по причине деятельности короеда), прогалин, которые зарастают травами, покрываются дерном.

По моему мнению, довести до такого состояния всю пущу — самое настоящее преступление. Поэтому в других зонах разрешено проводить мероприятия по оздоровлению леса, в том числе и санитарные вырубки…

Что касается деревоперерабатывающего комплекса, то он в хозяйстве действительно существует, правда, не на территории пущи. Про это сообщил начальник управления охраняемых природных территорий и природопользования Управления делами Президента Беларуси Александр Лучков. Более того, цех переработки существует уже многие десятилетия. Однако, даже учитывая атаку короедов, общий объем переработки древесины в этом году не увеличился. Обычно он составляет около 50 тысяч кубометров в год, причем 70 процентов — это бурелом. В то же самое время естественный отпад пущи составляет более 200 тысяч кубических метров в год.

…Во время поездки по пуще пришлось увидеть несколько короедных очагов. Грустный вид. Хотя, конечно, главное не внешний вид, а опасность. Кстати, такое состояние дел у научного работника отдела естественных лесов Института леса (Польша) доктора Адольф Корчика просто вызвало шок.

Такие (заселенные короедом) деревья необходимо убирать еще весной, — отметил пан Корчик. — Нельзя ждать так долго…

Реакция не удивляет, так как за дерево в лесу, из которого уже вылетел короед, хотя хвоя еще и зеленая, в Польше лесника «просят» с должности. У нас почему-то даже в научных дискуссиях иногда побеждает не здравый смысл, а эмоциональная «забота», которая чуть не вызвала катастрофу. Так, в результате прерывания выборки свежезаселенных деревьев ели молодое поколение первой генерации короедов почти в полном объеме вылетело и пошло заселять новые деревья. Пока это были только «цветочки». «Ягодки» ученые ждут этим летом, а если не повезет с погодой, то и через год.

Что делать?

Вечный вопрос, как и сама Беловежа. С первым и самым важным мероприятием — выборкой заселенных короедом деревьев — все более менее ясно (другие имеют смысл только в этом случае). Но это только одно мероприятие «противотипографового» комплекса. Другое — развешивание феромонных ловушек. Это приспособление из прозрачного пластика. Жуки летят на запах химического вещества, ударяются о перегородку и попадают в емкость, которую необходимо время от времени вычищать. На гектар леса обычно вывешивается до пяти таких ловушек. Раньше это было достаточно дорогое средство борьбы с короедом, так как химическое вещество закупалось за границей. Сейчас отечественные производители разработали белорусский препарат, который уже успешно прошел испытания. Между тем, и феромонные ловушки далеко не спасение. Третье, что может помочь, — это выкладка ловчих деревьев. Короед, который выходит из подстилки после зимовки, в первую очередь заселяет именно их. После достаточно своевременно вывезти деревья на переработку.

***

В завершение хотелось бы напомнить несколько международных престижных титулов нашей белорусской Беловежской пущи.

В 1992 году ЮНЕСКО включило часть Беловежской пущи в список мирового наследия человечества, а еще через год присвоило ей статус биосферного заповедника. В 1997 году ГПУ «Национальный парк «Беловежская пуща» Управления делами Президента был награжден дипломом Совета Европы… А можно ли вообще представить себе Беларусь без Беловежи?

К чему это я? Да все очень просто: загубить такую красоту из-за бессмысленных споров преступно. Беловежская пуща — не политический полигон, а научный. Вот и давайте использовать его по назначению, восхищаться им как настоящим чудом удивительной природы нашей родины.

(перевод с белорусского)