УДК 581.1+591.5:502.72

Беловежская пуща как историко-культурный регион Беларуси

Новогродский Т.А.
Белорусский государственный университет, г. Минск, Беларусь

Территория Беловежской пущи представляет собой уникальный историко-культурный регион Беларуси. Природные условия способствовали здесь тому, что в этом уголке нашей страны наиболее полно сохранились черты традиционной культуры. Они характеризуются значительным своеобразием, которое выражается в особенностях типов поселений, характере застройки жилища, наличием разнообразных строев в одежде, своеобразии культуры питания, в традиционных занятиях народа и др.

Территория Беловежской пущи была заселена человеком в 12–10 тысячелетии до н. э. Впервые эта местность упоминается еще в «Истории» Геродота (5 в. до н. э.), который описывает племя невров, что заселяло берега рек Нарев и Лесная. Сведения о местных племенах есть также в произведениях Плиния Старшего и Тацита (1–2 в.). В Ипатьевской летописи под 983 годом упоминаются ятвяги, которые жили на территории между Неманом и верховьями реки Нарев. В результате военных походов галицко-волынских и польских князей эти земли были подчинены Галицко-Волынскому княжеству и Мазовии. В 1276 г. волынский князь Владимир Василькович основал на реке Лесная г. Каменец. На протяжении 14 в. на эту местность неоднократно делали набеги крестоносцы. Во время войны территория опустошалась, население частично было уничтожено, частично переселено и ассимилировано славянами и германцами.

С конца 14 в. Пуща превращается в заповедный лесной массив с правом охоты только для привилегированных лиц. В 1538 году при Жигимонте I был принят закон «О сохранении лесов и охоты», в 1541 г. создан охотничий заказник для охраны зубров.

Впервые полное описание Беловежской пущи дал мстибоговский староста Валович в 1559 г. в Ревизии пущ и переходов звериных в Великом княжестве Литовском. Статус Великого княжества Литовского 1588 г. детально определил порядок пользования лесными угодьями, регламентировал правила охоты, бортничества, рыбной ловли. Была предусмотрена ответственность за нарушение правил. Нормы, заложенные в статусе, содействовали охране окружающей среды, редких животных и птиц.

Пышная королевская охота в XVIII веке вредила фауне Пущи: в первой половине XVIII в. был уничтожен благородный олень.

После третьего раздела Речи Пасполитой в 1795 г. Беловежская пуща отошла к Российской империи, стала охотничьим хозяйством русских царей. В соответствии с указом 1802 г. о заповедности Пущи и сохранении зубров был налажен их учет, однако вырубки леса продолжались.

В Отечественную войну 1812 г. вблизи Беловежской пущи проходили бои между русскими и французскими войсками, отдельные отряды наполеоновских фуражиров проникали вглубь Пущи, где занимались браконьерством.

В 1842–1847 гг. в Пуще было проведено первое упорядочение. Беловежская пуща была разделена на 5 лесничеств, в состав каждого из них входили по 2 объезда и 12 обходов. В Пуще велась регулярная подкормка зубров, однако в результате царской охоты их количество уменьшилось. Большой урон Пуще нанесла первая мировая и советско-польские войны. Пуща оказалась в зоне германской оккупации. Немецкие власти осуществили интенсивную вырубку леса, для чего было построено несколько лесопильных заводов и более 300 километров узкоколейной немецкой дороги. За 2,5 года хозяйничания в Беловежской пуще немцы вывезли в Германию более 4,5 млн. м3 ценной древесины. Во время войны убивались звери: были уничтожены лани, резко сократилось поголовье лосей и косуль, оленей, в 1919 г. был убит последний зубр.

C 1919 г. Беловежская пуща находилась в составе Польского государства. После воссоединения Западной Белоруссии с БССР в 1939 г. вся территория Беловежской пущи была объявлена Государственным заповедником.

Во время немецко-фашистской оккупации в Пуще продолжались вырубки леса и отстрелы зверей. С территории Пущи выселялось население. Было уничтожено 80 деревень, сожжено 79 лесных усадеб. Беловежская пуща входила в зону действий партизанских отрядов имени Кирова, имени Чкалова, имени Б. Хмельницкого и др. В октябре 1944 г. деятельность заповедника была возобновлена. Разворачивается широкая научно-исследовательская работа, интенсивно и комплексно изучается животный и растительный мир Пущи.

Комплекс особенностей традиционной культуры населения, проживающего на территории Беловежской пущи, характеризуется значительной степенью консервативности. Элементы народной культуры в меньшей степени были подвергнуты изменениям, чему способствовали природно-географические особенности местности. Территория Беловежской пущи — один из живописных и своеобразных уголков Беларуси, где в облике деревень, одежде и пище, занятиях, легендах, песнях, традициях и обычаях населения во всей своей многогранности и красоте проявилась поэтическая душа местных жителей, их наблюдательность, находчивость, художественный вкус и талант.

В деревенской застройке прослеживаются три основных планировочных типа: уличная (одно – и многоуличная); линейная (рядковая); гнездовая или бессистемная. На деревенскую планировку оказывали влияние местные природно-географические условия, формы и способы традиционных занятий, этническая традиция.

Структурно-планировочной единицей деревни была усадьба, которая состояла из жилого дома («хаты»), хозяйственных построек, двора, огорода и надела пашенной земли. Основным типом застройки двора был погонный. При погонной застройке все постройки ставились в один сплошной ряд под общей крышей (однорядный погон или в два параллельных ряда (двухрядный погон)). В начале XX в. начали распространяться усадьбы с несвязанными постройками, когда жилые и хозяйственные постройки ставились бессистемно на определенном расстоянии один от одного.

Основным видом жилища была хата. Для ее строительства использовали сосну, ель, изредка осину. Рубили хаты с «кругляков» (обчесанных от коры бревен). Бревна в срубе по углам крепились разнообразными способами. Наиболее древним и простым является соединение бревен в простой угол с остатком («в чашку», «в обла»). С древних времен известен и угол без выступов, который встречается под названием «немецкий» и в «лапу». Традиционным типом жилья здесь было трехкамерное жилье — хата с сенями и каморой. На протяжении столетий сформировался традиционный раздел пространства жилого дома, который характеризуется ближним от входа угловым расположением печи, повернутой устьем к окну продольной стены и диагональным расположением от печи красного угла («покуці»), где висели иконы и сходились две неподвижные, прикрепленные к стенам широкие скамейки («лавы»). В «покуці» стоял стол, на котором всегда лежал хлеб. От печи вдоль глухой стены слали помост из досок («примост», «запек»), где спали всей семьей.

Красный угол («покуць») был тесно связан с комплексом традиционных обрядов. Здесь благославляли жениха и невесту перед браком, здесь повивальная бабка передавала ребенка куму, здесь садили молодых на свадьбе и т. д.

Традиционная одежда жителей этого региона, сохраняя основные черты общебелорусского национального костюма, имела ряд особенностей, которые выявлялись в покрое, названиях и манере ношения разных его частей, раскраске тканей, способах повязывания женских головных уборов и т. д. Под воздействием природно-ландшафтных условий и особенностей экономического развития региона на его территории сформировался локальный комплекс традиционной одежды, известный под названием волковысско-каменецкого строя. Гарнитур женской летней одежды состоял из рубашки (кашулі»), юбкі («спадніцы»), фартуха, пояса, головных уборов и украшений. Основу мужской летней одежды составляли рубаха («кашуля»), штаны («нагавіцы»), домотканый разноцветный пояс. Мужскую и женскую верхнюю одежду составляли свиты-сермяги, куртки, кожухи и др.

Традиционная культура питания местного населения характеризуется широким использованием мясных блюд, чему способствовал распространенный здесь промысел охоты. Занятие охотой давало возможность разнообразить повседневное меню блюдами из дичи. Местные хозяйки отличались тем, что обладали разнообразными способами и приемами в приготовлении кушаний из мяса, рыбы, молока, продуктов собирательства. Особым богатством славилась здесь кухня местной шляхты.

На протяжении столетий вся хозяйственная деятельность жителей региона приспосабливалась к определенным датам народного сельскохозяйственного календаря и сопровождалась системой обычаев, обрядов, магических действий и поверий, направленных на обеспечение хорошего урожая и увеличения стада домашних животных, на удачную охоту и др.

На территории Беловежской пущи среди местных жителей распространены произведения почти всех жанров устного народного творчества (фольклора). Богато представлены календарно-обрядовая и семейно-обрядовая поэзия, внеобрядовые песни, заговоры, пословицы, поговорки, народные легенды, сказки и др.

К сожалению, материальное и духовное наследие этого уникального региона на сегодняшний день изучено недостаточно. А между тем каждый день мы что-то безвозвратно теряем — уходят из жизни бесценные носители этого богатого наследия. Все это делает особенно актуальным организацию и проведение полевых этнографических исследований в данном регионе, где исследователи должны по крупицам собрать от местных жителей сведения по различным аспектам традиционной культуры.

Этнографические предметы и коллекции, приобретение в ходе этнографических экспедиций могли бы послужить основой для создания на территории Беловежской пущи музея традиционной народной культуры, который привлек бы внимание не только жителей Беларуси, но и иностранных туристов.

Опубликовано на стр. 33 - 36.

Оглавление