Беловежская пуща - XXI век
ВЫПУСК 218
27 октября 2006 г.

http://www.rasmas.info/archive.phtml?did=870&y=2006&m=10&d=27

Рассылка от "Беловежская пуща - XXI век"

Чужеродный элемент, или реквием по Имеретинской низменности и Беловежской пуще

Уважаемые коллеги!

В данной рассылке мы публикуем интересную и поучительную статью Александра Ерлашова "Погубленный рай, или реквием по Имеретинской низменности".

Статья актуальна для Беловежской пущи тем, что на ее примере даются ответы на два вопроса. 1). Можно ли будет восстановить прежние величие и природную ценность Беловежской пущи после того, как из нее уйдут, либо будут изгнаны нынешние "рачительнее хозяева"? Кто эти люди, нынешние "хозяева" Беловежской пущи – действительно хозяева, пусть малограмотные и нерадивые, или это ЧУЖИЕ, которые под благопристойными вывесками пришли сюда делать СВОИ ДЕЛА?

Вывод первый. На примере непродуманного и неправильного хозяйственного освоения Имеретинской низменности показано, что экосистема Имеретинки уже не в состоянии вернуться к исходному состоянию. Даже если сейчас прекратить любую хозяйственную деятельность и закрыть низменность для доступа людей, то лет через 100-150 появятся фрагменты какой-то совершенно новой экосистемы. Но прежней уже никогда не будет. Люди не смогли сохранить последний кусочек Колхидского рая. Это большая потеря для всех!

То же самое ждет и Беловежскую пущу. Мы не восстановим прежней Пущи, той Пущи, которая была до прихода "рачительных хозяев". Пуща, как лесная территория останется. Но это уже будет другая Пуща, нечто иное, менее ценное, не то, что было прежде. Беловежская пуща, как Пуща, потеряна навсегда! Мы можем сохранить лишь какие-то ее остатки и фрагменты. Мы сможем восстановить лишь что-то отдельное, но не весь природный комплекс Беловежской пущи в целом.

Вывод второй. Кто те люди, которые принимали решения по хозяйственному освоению Имеретинской низменности и решения которых привели к таким катастрофическим последствиям? Однозначно, они – чужеземцы, чужеродный элемент для этой земли! Даже если они и родились на этой земле, но не понимают, как нужно ею управлять, они - чужеродный элемент! Потому что если не знают этой земли, то какие

они хозяева, а если знают и с радостью отдают на уничтожение, тогда они - чужеродный и враждебный элемент.

То же самое касается и "рачительных хозяев" Беловежской пущи. Это – ЧУЖИЕ, ЧУЖЕРОДНЫЙ ЭЛЕМЕНТ для этой земли. Они пришли сюда из далекого Припятского региона не для того, чтобы сделать этот край прекрасным, а людей зажиточными и счастливыми. Они пришли сюда, чтобы ограбить эту землю, пусть и своими завуалированными методами и подходами, прикрытыми красивой фразеологией и словами. Их ГЛУБИННАЯ ЗАДАЧА, которую, возможно, они и сами до конца не осознают, личное обогащение ценой разрушения этой земли. Чужеродный вирус с чужеродным генофондом, внедрившийся в организм, никогда не станет его полноправной частью. Потому что это - чужеродный элемент. Есть только один путь восстановления после заражения – это лечение. Какими методами – это тема для другого разговора.

Далее предлагаем небольшую недавнюю публикацию, посвященную проблеме уничтожения природы Имеретинской низменности

Текст размышления подготовил
Георгий Козулько
Беловежская пуща

PS Свои мысли, отзывы и впечатления по этому материалу присылайте на адрес электронной почты pushcha-xxi@tut.by. Наиболее интересные из них поместим в следующих рассылках в качестве дискуссии.

==================================================================


Погубленный рай, или реквием по Имеретинской низменности

Два часа тишины

Сначала - добрая сказка. Сели гуси-лебеди на болото: отдохнуть, покормиться перед дальней дорогой. "Куда вы летите?" -спрашивает лягушка.

- На юг, - отвечает вожак.

- А что такое юг?

И вожак говорит:

- Юг - это край, похожий на рай.

А теперь - выписка из старого справочника: "Черноморское побережье Кавказа - красивейшая жемчужина в короне русского царя и одна из самых драгоценных, ибо этот край не имеет себе равного по роскоши природы и теплому, влажному климату". Не имеет себе равного. Воистину.

Однажды гостил у меня камчадал Василий Попов родом из далекого поселка Оссора, что на берегу Берингова моря. Он впервые попал на юг, смотрел здесь на все восхиенными глазами и, цокая языком, то и дело приговаривал: "Понимаешь, ага, - рай земной!" Вот как наш дивный край поразил северянина. Оно и понятно. Когда я волею судьбы попал на Камчатку и оказался в Оссоре, я не увидел там в конце июня и зеленого кустика. Сорок лет прошло - даже число помню: 26 июня угостил меня Вася Попов первой зеленью - черемшой. Так и ту он откуда-то привез.

А у нас в январе-феврале всюду благоухает мимоза и полно цветов в прибрежных лесах. Юг! Но и Анапа - тоже юг. А приехали оттуда мои друзья и на каждом шагу удивлялись, гуляя по саду: не растет у них такое. Не по климату. У нас не просто юг -субтропики. Такого места, как Сочи, в России больше не найти.

И есть среди этой пышности земля совершенно особенная. Необыкновенная. Она - словно оазис в субтропиках, так резко отличается от всей остальной природы. Имя ей: Имеретинская низменность. Расположенная под Адлером, в междуречье Мзымты и Псоу, она в наши дни являет собой последний остаток рая, который мы еще имели всего-то полсотни лет назад. Начав осваивать эту землю, человек бездумно, шаг за шагом отнимал у природы то, что ни в коем случае нельзя было трогать. И вот теперь новые хозяева жизни в очередном приступе безумия собираются окончательно уничто жить уникальный уголок, аналогов которому нет от Черного моря до Белого, от Сочи до самой Камчатки.

Но о тяжелом - после. Прежде хочется - о хорошем. Как-то мой товарищ, экскурсовод Михаил Верещагин, предложил:

- Хочешь на гусей посмотреть?

- Это что, так просто?

- Увидишь.

Мы поехали на его "Жигуленке" от Веселого в сторону моря, где находятся поля совхоза "Россия" , и свернули на грунтовую дорогу. Остановились. Он осторожно открыл дверь. Метрах в двадцати от нас спокойно паслись дикие гуси. Тот, что поближе, перестал щипать траву и, подняв голову, недоуменно смотрел на нежданных гостей: дескать, мы тут кормимся, а вам что надо? Потом стая - штук этак двести! -поднялась и, немного пролетев, села на соседнее поле. Удивительно? По-моему, да. Такая встреча ведь не где-то в тундре случилась, за сто километров от города, а у нас в Сочи, недалеко от курортной трассы.

Верещагин живет на окраине Веселого, от его дома до Имеретинки, как коротко называют низменность, рукой подать. Звоню ему однажды, спрашиваю, есть ли там сейчас какие птицы. А только что, говорит, стая лебедей приземлилась, я их из своего окошка вижу. Миша сотни раз бродил по этим местам, охотясь на перепелок, уток, гусей. Пос леднее время, признается, стрелять уже не хочется. Но нет-нет да и отправится на поля, прихватив с собой порезвиться двух любимых собак. Каждая встреча с Имеретинкой не просто радость, а праздник для души.

Вот такой праздник мы устроили себе в один из последних дней марта. К нам с удовольствием присоединился замечательный фотограф Тойво Виролайнен. И особенно меня обрадовало, что с нами захотела пойти моя дочь-школьница. Она хорошо знает, что такое Имеретинская низменность, пусть теперь кое-что увидит своими глазами.

Несколько минут ходьбы - и мы уже в ином мире, совсем непохожем на тот, где только что были. Вроде и нечему удивляться: заброшенные поля, заросшие тростником и камышом канавы, редкие деревца и кусты. Вся-то территория: семь километров в длину - вдоль берега моря, да два в ширину - от прибрежной полосы до шоссе. И однако ж -такой простор, такое перед тобой приволье, что на сердце сразу становится радостно и легко. А какая тут тишина! Удивительная, блаженная, благодатная, сладостная...

День выдался ясный, и вдалеке, подчеркивая огромность пространства, сверкали на солнце снегами вершины поднебесных гор, лесистые склоны которых на расстоянии отливали синевой. Как у Лермонтова: "Синие горы Кавказа..." Да ради одного этого стоило сюда прийти! И странно было подумать, что под боком у Имеретинки существует другой, безумный, в сущности, мир: бесчисленные людские толпы, тусующиеся на ярмарках, десятки тысяч несущихся куда-то или стоящих в пробке машин, грохот и чад... А здесь только изредка подаст голос какая-то птица, и от этого тишина становится еще ощутимее.

Миша хорошо знает пернатых обитателей долины. Вот болотный лунь полетел. А это большой кроншнеп. И еще один лунь, только уже полевой. Среди камышовых зарослей отдыхают в канаве пять уточек и шесть селезней. А вон там, на дереве, созерцает окрестности витютень. В небе над нами появился одинокий журавль, почему-то отбившийся от своих сородичей. Массовый пролет птиц, возвращающихся из жарких стран на родину, закончился в первой половине марта. Спрашиваю товарища, видел ли он, как танцуют журавли? Много раз, отвечает. В начале марта недалеко от себя наблюдал стаю, в которой было сотни две журавлей и среди них - несколько танцующих пар.

Да это же сокровище, которому нет цены! Немного благоустроить территорию, проложить пешеходные дорожки, организовать экскурсии, дать умную рекламу - и сюда начнется паломничество. О таком отдыхе можно только мечтать.

Несчастная Олимпиада, которая свалилась на наши головы, не стоит со всеми ее миллиардами долларов даже одного поля этой приморской равнины. Хотел бы я знать, в чьей больной голове родилась убогая мысль разутюжить Имеретинку, чтобы построить на ней... ледовые дворцы и олимпийскую деревню?

Оазис в субтропиках

Еще раз повторю: уголок этот столь уникален, что его с полным правом можно считать оазисом посреди отнюдь не бедной южной природы. Низменность в междуречье Мзымты и Псоу представляет собой единственный в нашей стране ландшафт колхидских болот. Для особо непонятливых - а именно они почему-то решают судьбу нашей земли - поясню: единственный - значит, такого в России больше нет. А коли так - беречь бы, беречь и беречь этот необыкновенный уголок, где природа с великой щедростью собрала на малом пространстве редкие виды растений и животных. Как ни печально, о многом уже приходится говорить в прошедшем времени.

Итак, что же здесь было? И что осталось?

В не такие уж давние времена (на моей памяти, а я не при царе Горохе родился) на месте нынешних беспризорных полей был великолепный колхидский лес, какого теперь не сыщешь во всей России. Когда сюда в начале прошлого века попали первые ученые, а среди них - и выдающийся географ и зоолог А.Браунер, и знаменитый ботаник А.Краснов, они были поражены этими субтропическими джунгля ми у самого моря. И уже тогда предупреждали об угрозе исчезновения в результате мелиорации и болотистого ольхового леса, и редких видов растений и животных, писали о необходимости сделать эту территорию заповедной. И в 1911 году Имеретинская низменность была- таки объявлена памятником природы государственного значения, что, впрочем, не спасло уникальную природу от уничтожения.

"Черноморская здравница" не раз выступала в защиту Имеретинки и даже посвятила рассказу о ее судьбе специальный выпуск тематической полосы "Наше Черноморье" (26 марта 1997 г.). В статье "Вмешательство недопустимо" доктор биологических наук Борис Туниев писал: "Пожалуй, во всем мире не найти другого такого уголка, за сохранение которого ученые и общественность России боролись бы так долго - более ста лет отвоевывается Имеретинская низменность не у чужих земных захватчиков, а у собственных, глухих ко всем доводам чиновников".

Поразительно! Как принято говорить в таких случаях, это не укладывается в голове.

"К сожалению, деградация природных экосистем Имеретинской низменности зашла настолько далеко, что многие ее участки практически утратили природоохранную ценность, и об охране всего междуречья Псоу -Мзымта говорить уже не приходится, - констатировал Туниев. -Но сохранить оставшиеся 15 участков общей площадью, увы, только 69,4 гектара, которые выделены сочинскими учеными как общенациональное наследие, как единственные в России, мы обязаны".

И что же, кто-нибудь из "хозяев города" услышал призыв ученого? Наивный вопрос. Если глухие, то это надолго. Но о том, кто нами правит, поговорим позже.

А пока вспомним, что осушение болот под Адлером началось еще в царское время. И на то, конечно, имелись причины, ибо в стоячей воде, под пологом деревьев, перевитых лианами, в зарослях папоротника и камышей в огромном количестве плодился комар анофелес, укус которого вызывает заболевание малярией, то бишь болотной лихорадкой. Болезнь эта изнуряющая, зачастую со смертельным исходом, и борьба с нею на побережье продолжалась десятилетия. (Напомню: впервые в Сочи не было зарегистрировано ни одного заболевания малярией только в 1956 году).

Когда полвека с небольшим назад здесь был создан Адлерский молочно-овощной совхоз, наступление на природу пошло особенно дружно. Признаюсь, я тоже однажды принял в этом участие, хотя и довольно скромно. Нас, школьников, бросили на помощь взрослым: надо было расчистить территорию, раскорчеванную от леса, и мы стаскивали в кучу большие кусты папоротника. Потом их, наверное, сожгли. В порыве трудового энтузиазма люди, не ведая, что творят, в массовом количестве уничтожали удивительное растение - чистоус величавый. Другое его название - осмунда королевская. Оказывается, это единственный во всей флоре России тысячелетний древовидный папоротник. В начале прошлого века его отсюда отправляли в ботанические сады мира.

Что имеем сегодня? А ничего. Сотрудники Кавказского госза поведника исходили низменность вдоль и поперек в скромной надежде обнаружить хоть один экземпляр королевского папоротника. Не обнаружили.

И не найти теперь на месте прежнего необыкновенного леса ни красавцев ясеней, ни могучих дубов. Ладно, дубы - не редкость, рядом вон, на Веселовской горке, целый лес дубовый. А вот тис ягодный жалко. Знаменитому красному дереву так хорошо у моря жилось, что отдельные экземпляры достигали полутора метров в диаметре. И значит, было им под тысячу лет. Но разве менее именит и ценен самшит, древесина которого по прочности поспорит с металлом? Самшитовые заросли в былые времена подходили прямо к пляжной полосе. И не лишне заметить, что самшит, растущий в горах, уступал по своим техническим свойствам болотному.

Что ж, пусть от богатейшей природы осталось совсем немного, низменность трогать нельзя, ибо она по-прежнему, как и тысячу лет назад, является пристанищем для неисчислимых птичьих стай, свершающих свой долгий перелет по извечному маршруту - на зимовку в жаркие страны. Отдохнуть и покормиться на полях и озерах останавливаются... 187 видов птиц! Рекордное их количество в одну из суровых зим - 3000 на квадратный километр. "Птичье царство феде рального значения" - так точно и емко назвал это великое скопление пернатых орнитолог Петр Тильба.

Имеретинская низменность входит в число ключевых орнито логических территорий России. Да одного этого достаточно, чтобы оградить ее от посягательства тех, кто считает свой собственный пуп главной ценностью мироздания!

И еще не помешает вспомнить, что здесь находится месторождение целебных иловых грязей, которое, между прочим, имеет статус первой зоны строгого санитарного режима. Оно занимает почти 60 гектаров, а запасы илов составляют более двух с половиной миллионов тонн.

Достаточно примеров? Можно продолжить: когда-то на Имеретинке обитало невероятное количество черепах...

Благословенная земля!

"Радетели" Имеретинки

Кто они? Да такие же люди, как мы. Только у них - размах, они - без сантиментов, ибо считают: природа существует для того, чтобы ее покорять и преобразовывать. Им и в голову не придет печалиться оттого, что какой-то там родственник египетского папируса или панкрации морской могут исчезнуть без следа.

В порядке информации к размышлению напомню о двух безумных проектах преобразования этой территории.

Не иначе дух Петра Великого витал над головой первого нашего мэра, когда он 20.01.93 твердой рукой начертал: "...учитывая интересы города Сочи и Российской Федерации,.. ПОСТАНОВЛЯЮ.,." И что постановил? Построить на Имеретинской низменности пункт базирования частей пограничных войск и торговый порт. Это какое ж окно в Европу открыть задумал! По мысли мэра, именно курорт должен был помочь родной стране в перевалке за рубеж важных грузов. Сколь ко? Пять миллионов тонн в год! И грузы-то будут сплошь экологи чески чистые, успокаивал и нас, лопоухих. И по радио выступал городскому мэр, и в печати. Просвещал темные массы: "Если говорить о дальнейшем развитии курорта Сочи, то без торгового порта обойтись далее нельзя". Всего-то, мол, под строительство уйдет 60 гектаров земли, и природа ничуть не пострадает. Но инженер Юрий Медведев, специалист по строительству портов, и геолог Надежда Диденко популярно объяснили на страницах "43", что все это сказки.

Подобное строительство предполагает гигантское изменение природной и социально-экономической среды и, учитывая особенности морского дна в устье Псоу, чревато катастрофическими последствиями.

Даже экспертизу не проводили. Однако... появился у самого синего моря экскаватор и начал рыть землю. Тем, правда, и кончилось: что- то помешало нашему стратегу осуществить свой великий замысел. А мы, вопреки его предсказаниям, уже сколько лет как-то обходимся без торгового порта. Живем-с.

Кстати, в те же годы в парке "Южные культуры", недалеко от впадения Мзымты в море, появились первые коттеджи, на Имеретинской низменности вырос большой поселок, в Кавказском заповеднике начался дикий разбой, в горах были вырублены драгоценные леса, и полмиллиона кубов древесины каштана, бука, дуба благополучно уплыло за бугор, отчего казна и на рубль не стала богаче. Но это уже другая тема, хотя суть, как вы понимаете, одна: при нашей власти можно зверски и безнаказанно уничтожать природу.

Пример тому - грандиозный (и, к счастью, неосуществленный) проект с претенциозным названием "Волшебная страна".

Не знаю, в чьем воспаленном мозгу он родился, но одним из вдохновителей его был тогдашний зампред правительства Кубани, которому надоели родные степи, и возмечтал он сделаться очередным мэром Сочи. В аккурат выборы приближались. А перед ними принято, как известно, обещать народу что-то большое и светлое. И поскольку нам, бедным крестьянам, в ту пору очень не хватало качелей- каруселей, чертовых колес и прочих радостей, решил степной орел построить на Имеретинской низменности... крупнейший в Европе парк развлечений.

Взялись за это дело трое сочинских казаков, организовавших ОАО "Мэджик-Лэнд", что в переводе и означает "Волшебная страна". Мы ведь, чурки, когда иностранное слово в русский язык ввинчиваем, как бы в собственных глазах вырастаем. К тому ж в далекой Америке вроде как спонсор наклюнулся. Фамилии тех казаков называть не хочу: много чести. О них давно позабыли, а тогда они вдоволь понежились в лучах неверной славы. Шум подняли на всю Россию. Лихие ребята! Но - родиться опоздали. Им бы - к Семен Михалычу, в Первую конную, вот бы где развернулись. Зачем, однако, "волшебники" наши, не зная отдыха, рекламу себе создавали? Так выборы ж приближались в Законодательное собрание края, а все трое состояли кандидатами в депутаты. Наобещали доверчивым адлерцам тысячи рабочих мест, и потянулись люди в казачью контору "на смотрины": заполнишь анкету, прикнопишь к ней полсотни рубчиков - и гуляй, жди, когда позовут на великие свершения.

А ведь блеф был. Натуральный блеф. И вся затея кончилась пшиком. Ну ладно, казаки - погарцевали. А что власть-то? Никто из них, кого принято называть слугами народа, не понимал, какой сокрушительный удар нанесет долбанный "Мэджик-Лэнд" по Имеретинской низменности в случае осуществления проекта? За короткий период в Адлере сменились четыре главы районной администрации. При первом на бывших болотах вырос большой поселок - Мирный. Второй устроил презентацию "Волшебной стране". Я смотрел по телевизору, как здоровые мужики, занимающие в районе командные посты, распивали в кабинете главы шампанское, и думал: кто эти люди - чужеземцы? Если не знают, что такое Имеретинка, тогда какие они хозяева района, а если знают и с радостью отдают на уничтожение, тогда - кто они?

А потом я спросил уже третьего главу, что он думает по этому поводу, и товарищ ответил: "Дадут деньги - будем строить". "Меня интересует ваше - личное! - отношение к проекту. Вы же хозяин района". И он ответил: "Да какой я хозяин?" И то верно: временный был человек. Ну а денег, конечно, никакой дурак не дал, ибо сметная стоимость крупнейшего в Европе парка аттракционов оказалась больше уставного капитала всех банков Юга России.

А четвертый глава... О, тут есть о чем рассказать!.. А пятый... Тоска ведь! Кто нами правит? И на какую такую зарплату чиновники периферийного масштаба дворцы построили в Красной Поляне и около? Задам еще парочку наивных вопросов. Зачем мы выбирали в Законодательное собрание города так называемых народных депутатов? Хоть один из них поднял голос в защиту уникального уголка? Поднимать-то, наверное, нечего. Они первыми встанут на коньки в ледовом дворце на Имеретинской низменности.

И невдомек всем этим господам, что, мордуя землю, на которой живут, они своим же детям, внукам и правнукам готовят весьма незавидное будущее.

Прости, Имеретинка!

Почему же до чиновников катастрофически не доходит голос разума? Я спросил об этом у заслуженного эколога России А.Н.Кудактина. Он человек известный: доктор биологических наук, профессор, академик, член краевого и городского экологических советов.

- У чиновников свое видение проблемы, - ответил Анатолий Николаевич, - Они не тупые, но им надо объяснять, что это вот имеет не только научную ценность, а может принести доход, Тогда они начинают соображать.

В городе неплохая команда экологов-профессионалов. Хоть иногда обращались бы к нам за советом. Мы пытаемся ставить проблемы, но обратной связи нет. Вероятно, не так громко кричим. Обращались в Законодательное собрание, в администрацию, к мэру. Где-то по ин станции наши предложения теряются. Но самое-то интересное: в нашем Законодательном собрании нет ни одного специалиста по экологии. Там есть медики, строители, бизнесмены, торговцы, а эколога нет. Мы не можем говорить с ними на языке взаимопонимания. И продолжа ются разбойные действия по уничтожению природы.

Никто до сегодняшнего дня не отменял постановление ВЦИК Совнаркома от 1921 года "О курортных местностях и территориях, приравненных к ним". Потом появились федеральный и краевой законы о курортах, где сказано, что можно и что нельзя делать. Странно, что наши чиновники с этими законами не знакомы. Еще в начале 70-х годов прошлого века Имеретинская низменность входила в зеленую зону Сочи, где вводился определенный режим хозяйственного ис пользования. В то время она представляла целостную, хотя и в меру разрушенную, экосистему. Затем территорию передали арендаторам. Они бурно бросились ее осваивать, не зная особенностей обработки таких земель. Ирригационная система пришла в негодность, поля стали заболачиваться и были брошены как сельхозугодья. Применение большого количества химических реагентов для борьбы с сорняками привело к тому, что третичные реликты погибли, а их место заняла амброзия. Состав растительности существенно поменялся - это самое страшное. Исчезли папоротник чистоус, большое количество камышей, тростников, осок. Экосистема стала развиваться в сторону своего разрушения.

А взять поселок Мирный. Глупее ничего придумать нельзя. В том месте находятся единственные в крае выходы лечебных синих глин, а рядом - большие торфяные болота, где толщина торфа несколько десятков метров. Там надо было построить грязелечебницу на 5-10 тысяч посещений в месяц. Людям было бы здоровье, а государству - прибыль. Непоправимая ошибка! И страшный удар по Имеретинской низменности. Строительство двух ледовых дворцов и множества коттеджей добьет ее окончательно. Коттеджи еще и строить не начали, а они, вероятно, уже имеют своих владельцев.

- Ну так это понятно. Там же самые лучшие пляжи и самое чистое море. Драгоценнее места у нас нет. Поэтому они и лезут туда с олимпийской деревней,..

- Чем больше будут осваивать территорию, тем сильнее начнется просадка грунта. Море постепенно пробьет дорогу (минувшей зимой оно показало свою силу), и это место утонет. Экологи предупреждают: массовая застройка ни к чему доброму не приведет.

- Анатолий Николаевич, тяжелый вопрос: может ли экосистема Имеретинки хоть в какой-то степени вернуться к исходному состоянию?

- К сожалению, нет. Если сейчас закрыть низменность для доступа и прекратить любую хозяйственную деятельность, лет через 100-150 появятся фрагменты какой-то совершенно новой экосистемы. Но прежней уже никогда не будет. Мы не смогли сохранить последний лоскуток колхидского рая. Это большая потеря не только для науки. Для всех! Необратимые процессы разрушения, которые приводят к полной гибели экосистемы, остановить нельзя. Но что-то еще можно спасти. Надо срочно сделать инвентаризацию, выявить все, что осталось уникального и что еще имеет шансы на самовосстановление. Оставшиеся небольшие участки огородить, сделать заповедными, как на Пицунде, где знаменитую сосновую рощу огородили сеткой и тем са мым спасли. Не сделаем сейчас - и завтра будет поздно.

Вспомним еще раз слова из старого справочника: "...этот край не имеет себе равного по роскоши природы..." Где она роскошь-то? Что от нее осталось? Спасибо тебе за все твои щедроты, Имеретиночка! Прости, что не смогли тебя защитить!

Александр ЕРЛАШОВ,
житель села Веселое.
Напечатано "ЧЕРНОМОРСКАЯ ЗДРАВНИЦА", 14 октября 2006 г.

По материалам рассылки "Кавказкий заповедник" (Kav_Zap) (Kav_Zap@seu.ru)
Прислал Dmitry Kaptsov (d__m(собачка)mail.ru)
25 октября 2006 г.

==================================================================


ДРУГИЕ АКТУАЛЬНЫЕ РАССЫЛКИ читайте на - http://bp21.org.by/ru/art_arch/

==================================================================


Свои отзывы и комментарии присылайте на адрес электронной почты pushcha-xxi@tut.by. Наиболее интересные из них поместим в следующей рассылке в качестве дискуссии.

Группа Проекта "Беловежская пуща - XXI век"
http://bp21.org.by/

Архив рассылки "Беловежская пуща - Голос Первобытного Леса": http://www.rasmas.info/distributiondetails.phtml?did=870&cid=95000