«Александр Лукашенко. Политический портрет». Коррупция

Валерий Карбалевич, интернет-сайт "DATE.BS", 17.11.2010

О том, что в Минске состоялась презентация книги известного журналиста-аналитика, кандидата исторических наук Валерия Карбалевича "Александр Лукашенко. Политический портрет", сообщалось в предыдущих номерах "Народной Воли".

Сегодня с согласия автора вниманию читателей предлагается одна из глав названной книги — "Коррупция" (с небольшими сокращениями).

Коррупция

Многие сторонники Лукашенко утверждают, что уж в чем нельзя сомневаться, так это в его личной честности и бескорыстии. И он сам активно поддерживает эти иллюзии, уверяя, что "я самый чистый президент в мире". На самом деле это далеко не так. Все это напоминает миф о скромности Сталина, который "за всю свою жизнь ничего не накопил, а ходил в одной шинели".

В условиях отсутствия всякого контроля со стороны общества, государственных институтов за деятельностью президента, пренебрежения законом, закрытости и непрозрачности функционирования всех органов власти, коррупция объективно стала неизбежным спутником созданной в Беларуси системы управления даже вне зависимости от личных качеств главы государства. Если в странах Запада коррупция является вредным наростом, некой аномалией, мешающей нормальному функционированию общественного организма, то для белорусской социальной модели коррупция — это не болезнь, а естественная среда обитания, системообразующий элемент режима, без которого он не сможет существовать.

Лукашенко, говоря словами К. Маркса, превратил государство в свою частную собственность. Если в России, Украине десяток олигархов, то в Беларуси — один олигарх. Когда в полном распоряжении находится целое государство, понятия "свое — не свое" размываются.

Вот что говорят близко знавшие его люди в книге П.Шеремета и С.Калинкиной "Случайный президент". Бывший управляющий делами президента Иван Титенков утверждает: "Лукашенко не бедный человек. Можно поинтересоваться хотя бы тем, куда уходила часть денег за оружие, по заниженным ценам переданное за границу? Я ему когда-то задал такой вопрос, но в ответ услышал: "Не лезь не в свое дело!"

Бывший глава Администрации президента, а в последующем вице-премьер Леонид Синицын и вовсе называет Александра Лукашенко самым богатым человеком СНГ: "Он продал оружия на астрономические суммы. Здесь счет идет на миллиарды. Именно на миллиарды, а не на миллионы долларов. Эти деньги не пошли в бюджет государства, не пошли в экономику. Лукашенко распоряжается ими, как хочет. Иногда "отщипнет" что-то, например, на Ледовый дворец или даст что-то правительству. Многие знают: существует некий депозитный счет, с которого правительство время от времени получает определенные суммы. Что это за счет? Почему выделяют именно эту сумму? ...Тут масса вопросов" (Шеремет П., Калинкина С. Случайный президент. Ярославль. 2003, с.53—54.)

Президент получает подарки, по существу взятки от бизнесменов. Например, тот же И.Титенков назвал фамилию одного такого взяткодателя — В.Логвинца: "Именно за счет его средств всегда покупались личные вещи для Лукашенко — одежда, обувь и все остальное" ("Народная Воля", 2001, 10 июля). За это бизнесмен получил возможность работать под "крышей" Управления делами президента. Однако в результате борьбы кланов в 1999 году В.Логвинец был арестован. Правда, суд так и не состоялся, вскоре его отпустили, он уехал в Россию, а имущество конфисковали по указанию главы государства.

В Австрии разгорелся скандал, связанный с отдыхом там Лукашенко со свитой в 2002 году. Оказалось, что тамошний бизнесмен Л.Вальнер, бывший тогда главой австрийского Национального олимпийского комитета, оплатил пребывание белорусского президента с секретного счета, в обход австрийских законов. Стоила поездка Лукашенко 200 тысяч евро. На языке права это называется взяткой ("Наша Ніва", 2010, 28 апреля).

Много разговоров и слухов ходило о зарубежных счетах Лукашенко и его окружения. Американская газета "The Washington Post" утверждала, что "за первые шесть лет пребывания у власти Лукашенко было переведено из Беларуси на оффшорные счета более 2 млрд долларов" (The Washington Post, 13.04.2005).

Бывший председатель правления Нацбанка Т.Винникова обнародовала такую информацию: "Я знаю, что в Югославии до того, как там развернулись военные действия, хранились огромнейшие вклады на счетах фирм. Там хранились личные деньги многих чиновников. Но состоялась поездка в Белград на личном самолете президента, поехала очень большая команда, и эти деньги были оттуда вывезены в наличной форме. Я полагаю, что они и теперь в наличной форме хранятся в домашних сейфах" ("Коммерсантъ", 2001, 1 сентября). В 2004 году США приняли "Акт о демократии в Беларуси", в соответствии с которым американской администрации поручалось найти личные счета Лукашенко и других высших белорусских чиновников. Президент Беларуси тут же заявил, что если такие счета американцы найдут, то все деньги пусть заберут себе. Пока никакой информации по этому вопросу из американских источников не поступало.

Уникальным явлением белорусской модели является не известная в современном мире форма собственности — президентская, которую контролирует Управление делами президента. В большинстве государств средневековья и нового времени существовали удельные земли, принадлежавшие монархам, доходы от которых шли не в государственную казну, а на личное потребление королевских и царских семей. Нечто похожее происходит сейчас в Беларуси. Управление делами президента давно стало личным уделом Лукашенко. А управляющего делами президента можно считать министром удельных земель. Такие должности существовали во всех монархических домах.

Вместо того чтобы, как в других странах, заниматься рутинной работой по техническому обслуживанию президента и его администрации, Управление делами стало заниматься коммерческой деятельностью. Первый глава этого ведомства Иван Титенков сначала забрал наиболее прибыльную недвижимость в столице и стал сдавать в аренду под офисы. Затем под контроль Управления делами президента стали переходить доходные предприятия (отели, строительные тресты, торговые центры, рестораны), импорт и экспорт некоторых товаров (например, экспорт леса из заповедника "Беловежская пуща").

С самого начала функционирования Управления делами президента возникло подозрение, что доходы от его бурной деятельности идут не в государственный бюджет, а в специальный президентский фонд. Когда об этом стали писать газеты, депутаты оппозиции в Верховном Совете потребовали создать независимую комиссию по изучению деятельности ведомства И.Титенкова. Однако Лукашенко воспрепятствовал этому.

Как известно, аппетит приходит во время еды. Приближенным к президенту людям захотелось более масштабных коммерческих проектов, которые вскоре и начали осуществляться. Схема их такая. На территорию Беларуси завозились огромные партии товаров, и все это сопровождалось налоговыми и таможенными льготами на основании президентских указов. Затем, пользуясь отсутствием таможенной границы, товары перевозились в Россию. Благодаря льготам бизнесмены и "крыша" в лице Управления делами президента получали большие доходы. А государственные бюджеты Беларуси и России несли убытки.

Два эпизода этой контрабандной аферы стали достоянием гласности и вызвали скандал. 11 августа 1995 года правительство Беларуси по поручению президента приняло постановление, согласно которому структура с весьма оригинальным названием "Фонд развития белорусской культуры имени Махмуда Эсамбаева" освобождалась от всех налогов и пошлин на ввозимые товары "в рамках контрактов, согласованных с Управлением делами президента Беларуси". Причем пункт таможенного контроля разрешалось открыть по месту базирования фонда. Однако инициаторы этого предприятия с российской стороны "кинули" своих партнеров из белорусского руководства, не заплатив их долю. А белорусский бюджет от неуплаты налогов потерял 829,9 млрд рублей, то есть 60 млн долларов ("Известия", 1997, 18 апреля).

Вторая операция с созданием таможенной "дыры" оказалась более успешной. 22 ноября 1995 года с грифом "Не для печати" появилось распоряжение президента №230 "О налоговых льготах государственному торгово-экспозиционному предприятию "Торгэкспо". В нем указывалось: "В целях обеспечения населения Республики Беларусь товарами народного потребления в канун Нового года освободить предприятие "Торгэкспо" от уплаты таможенных пошлин, акцизов и налога на добавленную стоимость... на основании контрактов, согласованных с Управлением делами президента Республики Беларусь" ("Народная Воля", 1996, №41). Однако на самом деле товарные потоки пошли населению не Беларуси, а России. Причем основными товарами были алкоголь и сигареты. В результате этой операции фактически деньги изымались из бюджета ("Торгэкспо" не платило налоги), а доходы, полученные от продажи в России, шли на счет Управления делами президента.

Одним из непосредственных участников этих афер был известный белорусский бизнесмен А.Пупейко, вынужденный теперь скрываться в Польше. По его свидетельству, приведенному в книге А.Федуты, Лукашенко лично причастен к истории с "Торгэкспо", иногда вмешивался в финансовые операции предприятия (Федута А.Лукашенко: Политическая биография. М., 2005, с.580—581).

Вскоре предприятие "Торгэкспо" по своим объемам затмило все другие хозяйственные структуры в стране. В первом квартале 1996 года весь импорт Беларуси составлял 732,5 млн долларов, а на "Торгэкспо" пришлось 176 млн долларов, или 24% ("Свободные новости", 1996, №52). Бывший председатель правления Нацбанка Т.Винникова утверждает, что "сделка, осуществленная Фондом Махмуда Эсамбаева и фирмой "Торгэкспо", принесла 4,5 миллиарда долларов чистого дохода... Вы никогда не найдете ни одной бумаги и ни одного счета, оформленного лично на Лукашенко. Но давайте посмотрим: две фирмы провозили водку и получили 4,5 миллиарда долларов дохода. Александр Григорьевич сам лично делал исключение для них, чтобы они не платили налоги в государственную казну. Он дал отсрочку по уплате, но ничего не уплачено и сегодня. Скажите, если он знает, что получена прибыль 4,5 миллиарда, он что, не знает, у кого эти деньги? И что он вот так просто подарил эти деньги кому-то и никак не соприкоснулся с этим лично? Я не верю" ("Коммерсантъ", 2001, 1 сентября).

А.Пупейко утверждает, что в тот раз таможенная "дыра" закрылась после того, как белорусские власти отказались отдавать долю от прибылей в пользу высокопоставленных российских чиновников. Тогда Россия перекрыла основные каналы поставки. В результате в апреле 1996 года на железнодорожных станциях под Минском скопилось около 400 вагонов с водкой и спиртом ("Навіны", 1998, 4 марта).

Вообще, на языке права всю эту деятельность можно квалифицировать как незаконное присвоение денег в особо крупных размерах. Когда разразился скандал, оппозиция, независимые СМИ стали обвинять власти в коррупции, тогда Лукашенко, выступая на съезде деловых кругов, простодушно признался, что подписал около 200 указов о предоставлении подобных льгот различным фирмам ("Грамадзянская альтэрнатыва", 1999, №2, с.25).

По оценкам экс-премьера Беларуси М.Чигиря, Управление делами президента стало самой большой коммерческой структурой в стране ("Народная Воля", 2004, 14 февраля). Оно приобрело такое влияние, что, как писала с иронией российская газета "Известия", можно говорить "Республика Беларусь при Управлении делами президента" ("Известия", 1997, 18 апреля).

После отставки И.Титенкова в 1999 году новый расцвет его детища приходится на то время, когда это ведомство возглавила Галина Журавкова (2001—2004 гг.). Создав под крышей Управления делами президента фирму "Белая Русь", она начала перераспределять многие прибыльные рынки. В частности, были взяты под контроль оптовые рынки зерна, угля, леса, рыбы, сахара, тракторов, табака, алкоголя, санаторно-гостиничное хозяйство, часть торговли нефтепродуктами. Новой сферой деятельности этой структуры стала торговля конфискатом, т. е. товарами, конфискованными на границе белорусской таможней у иностранных перевозчиков. Например, в 2003 году их было конфисковано на сумму 250 млн долларов.

В 2004 году Г.Журавкову отдали под суд, но дело ее живет. О том, каким образом ставят под контроль бизнес и устраняют конкурентов, рассказала "Белорусская деловая газета". В коммерческую фирму приходит группа силовиков. "Счет компании арестовывался, имущество описывалось. Причем делалось все это без принятия и вручения руководству компаний каких-либо юридических документов, которые можно было бы оспорить в суде. Ни тебе акта ревизии, ни иска — ничего! Через определенное время, когда компания успевала прочувствовать всю безнадежность ситуации, опять приходили определенные лица и ставили руководство в известность, что на компанию наложены санкции в таком-то размере. Никакого официального решения, которое можно было бы оспорить в установленном законом порядке, опять же не выдавалось. Иные не особо сообразительные и горячие дилеры пробовали требовать объяснений, но каждый раз визитеры быстро охлаждали их пыл приблизительно следующим монологом: "У вас крупный бизнес, а между тем вам должно быть известно, что у нас в стране есть только один крупный капиталист. Все остальные лишь в той или иной степени работают на него. Так в чем же вы видите проблему, если вы, конечно, не поддерживаете оппозицию?" После этого всем становилось понятно, на чей счет им нужно перевести деньги. Проявлять и дальше строптивость никто не осмеливался. Именно по такой схеме разрабатываются сейчас и "Юкола-сервис", и "Юкола-Авто"... Речь идет об устранении с белорусского рынка дилерских компаний, торгующих новыми иномарками, и передаче этого бизнеса государству, точнее Управлению делами президента" ("Белорусская деловая газета", 2005, 19 августа).

С самого начала своей деятельности Лукашенко создал не предусмотренный никаким законодательством специальный президентский фонд, которым лично распоряжается, что дало журналистам основание писать о существовании в Беларуси двух бюджетов: государственного и президентского. За все годы его существования не было не только никакого отчета об использовании этих денег, но даже сумма их никогда не обнародовалась. Как нет и никакого не зависимого от главы государства контроля над расходованием этих средств.

Деньги в фонд идут не только от масштабной коммерческой деятельности Управления делами президента, но и, судя по всему, от каких-то серых схем перепродажи российских энергоресурсов, о существовании которых не раз сообщали российские СМИ. Поскольку сфера эта закрытая, то можно лишь строить различные предположения. По мнению экспертов, объем президентского фонда в некоторые периоды был равен госбюджету ("Московский комсомолец", 2001, 13 августа).

Несколько раз Лукашенко был вынужден под напором критики и неприятных вопросов журналистов публично признаться в существовании теневого бюджета.

"— Поговаривают, что у вас самого имеются какие-то неучтенные миллионы?

— Привычный накат: у Лукашенко есть внебюджетные деньги. Да, есть. Но они не мои личные и в зарубежных банках не прохлаждаются. Деньги лежат на счетах в белорусских банках и работают на страну.

— Почему же вы не перечислите их в бюджет?

— Чтоб там разбазарили? Эта валюта — резерв. Мало ли что завтра случится..." ("Имя", 1997, 6 ноября.)

"Есть у президента небольшой резерв — на черный день, я его не отдам! А черный день — это безопасность нашего государства" ("Наша свабода", 2001, 12 января).

Время от времени Лукашенко выделяет деньги из своего фонда на какие-то общественные нужды и этим хвастается. Например, субсидирование строительства очередного Ледового дворца сопровождалось такой тирадой: "Вы туда не вложили ни цента, ни доллара, и Сергей Степанович (премьер-министр С.Линг. — Авт.) туда не вложил ни цента, ни доллара. Эти деньги заработаны мною, мною не из бюджета, а если вы рубль деревянный туда вложили, ну так и слава Богу, а валютную составляющую президент вам давал не из бюджета, и это делаю для детей, для ваших детей" ("Белорусская газета", 2000, 24 января).

После президентских выборов 2001 года Лукашенко отблагодарил руководителей вертикали за полученные результаты тем, что выделил каждому из них по "Мерседесу", а в ответ на критику оппозиции и независимых СМИ ответил так: "Ну я что, из бюджета эти деньги взял? Да ни копейки из бюджета не взял. Где взял — это мое дело. Я законно их взял. Я ни у кого не отобрал, не украл и себе не взял. Так и по спортивным сооружениям. Дожили до того, что президент, чтобы слова кто-то плохого не сказал, должен где-то выкручиваться и искать эти средства. Да что, я себе это делаю? И все считают: ах, сколько денег!" ("Советская Белоруссия", 2002, 24 апреля).

Из этих реплик следует, что Лукашенко не видит никакой разницы между государственными и личными деньгами, средства из президентского фонда, заработанные с использованием структур государства, считает своими, а выделение оттуда денег на нужды общества рассматривает как проявление собственного благородства и гуманитарной помощи.

Очень важный источник пополнения президентского фонда — продажа оружия. Наша республика была едва ли не самой милитаризованной частью СССР. Беларусь от распродажи огромных военных арсеналов получила миллиарды долларов. Так, по информации из зарубежных источников, только в 2000 году страна от продажи оружия получила около 1 млрд долларов, что равнялось примерно 20% госбюджета ("Свободные новости", 2001, №45). Причем эти оружейные сделки сопровождаются постоянными скандалами: то продали США секретный противоракетный комплекс С-300, что вызвало возмущение в России; то толканули неисправные вертолеты Перу; то регулярно всплывает информация о продаже оружия вопреки международным санкциям (например, Ираку при Саддаме Хусейне).

Тот факт, что деньги от торговли оружием идут не в государственную казну, признал министр финансов Беларуси Н.Корбут, отвечая в парламенте на вопросы депутатов ("Народная Воля", 2007, 16 марта). В этом же был вынужден сознаться и сам Лукашенко в ходе президентской избирательной кампании 2006 года, когда один из кандидатов, А.Козулин, обвинил главу государства в присвоении этих средств и задал вопрос: "Где деньги, Саша?" И тот был вынужден оправдываться. Выступая с заключительным словом на Всебелорусском народном собрании, президент сообщил, что, во-первых, доходы от продажи оружия не такие большие, как об этом говорят оппозиция и СМИ, речь идет о миллионах, а не о миллиардах долларов. Во-вторых, он эти деньги направил на модернизацию вооружения для белорусской армии, а также на поддержку банковской системы, строительство социальных объектов ("Советская Белоруссия", 2006, 7 марта). Поскольку проверить эти утверждения невозможно, то верить или не верить словам Лукашенко — дело личного выбора.

Лукашенко любит разыгрывать образ аскета-бессребреника, у которого нет ни жилья, ни денег, ничего. "Для себя лично я ничего не приобрел, не было у меня наслаждений" ("Завтра", 2009, 10 июня); "Я сам себя вот этой борьбой с коррупцией, с другими вещами в такой угол загнал, что я не могу позволить себе даже это... Я убежден, что на 99% наш белорусский народ считает своего президента некоррумпированным и честным человеком. И я действительно такой человек" ("Снплюс. Свободные новости плюс", 2005, №31). Сразу же после своего избрания президентом он заявил, что треть своей зарплаты отдает в госбюджет, дескать, мне хватит и того, что осталось. Наверное, многие его поклонницы прослезились от умиления. Правда, Александр Григорьевич забыл при этом уточнить, что находится на гособеспечении, о чем он сообщил в одном интервью в 1997 году ("Имя", 1997, 6 ноября). (Кстати, это не предусмотрено никакими законами.) В таком случае вопрос о зарплате и ее размере вообще не имеет смысла. Если президенты других стран скрупулезно отчитываются за потраченные деньги, то белорусский лидер избавлен от такой необходимости.

Пользуясь своим положением, Лукашенко тратит государственные средства на обеспечение своей деятельности и личной жизни с размахом, не отказывая себе ни в каких удовольствиях. Он нанимает одного из самых дорогих в мире пиарщиков (лорд Белл), самого дорогого фотографа (Саша Гусов). По информации из окружения президента, костюмы ему привозят из Франции ("Известия" в Беларуси", 2004, 10 января).

В 2009 году во время визита Лукашенко в Литву журналистам удалось сфотографировать часы на его руке. Оказалось, что это швейцарские часы Patek Philippe Calatrava 5120j стоимостью 16 тыс. долларов. Журналисты подсчитали, что часы, которые носит президент США Б.Абама, стоят 325 долларов, то есть в 52 раза дешевле.

Недешево обходятся его спортивные увлечения. Спортивный велосипед — около 1000 долларов, столько же — хоккейная амуниция ("Московский комсомолец", 2001, 13 августа). А еще роликовые коньки, фирменные лыжи, комбинезон и др.

Особо заботится президент о благоустройстве своей резиденции в Дроздах. Только в 1998 — первой половине 1999 г. на строительные работы там было затрачено 955,2 млрд рублей. Для сравнения: на помощь 20 районам, пострадавшим в 1999 году от наводнения, было выделено 400 млрд рублей ("Белорусская деловая газета", 1999, 21 июля). Там же (в Дроздах. — Ред.) построены такие необходимые для жизни президента объекты, как тренажерный зал с современным спортивным оборудованием, теннисный корт, площадка для мини-футбола, лыжероллерная трасса, бассейн, сауна, ледовый каток.

В 2009 году по Белорусскому телевидению показали, как по территории резиденции президента в Дроздах сын Коля катается на электромобиле стоимостью около 20 тысяч долларов (http//charter97.org. 09.10/2009).

1 мая 2010 года Лукашенко с сыном Колей гулял в минском парке имени Горького. В телерепортаже и на фотографиях видно, что мальчик держит в руках детский мобильный телефон iPhone компании Apple, стоимость которого в зависимости от модели начинается от 600 долларов (http//nn.by. 02.05/2010).

Президент имеет как минимум десять резиденций. Кроме Дроздов, это комплекс Заславль недалеко от Минского моря, дача возле Острошицкого городка, когда-то принадлежавшая маршалу Тимошенко, Вискули в Беловежской пуще, полесская резиденция на берегу Припяти в Петриковском районе, бывшая дача Машерова в Березинском заповеднике и другие ("Наша Ніва", 2010, 30 июня; "Народная Воля. Спецвыпуск", 2001, №141; "Белорусская деловая газета", 1998, 14 мая).

В июле 2009 года он участвовал в байкерском фестивале на мотоцикле одной из самых дорогих моделей Harley-Davidson Ultra Classic Electra Glide стоимостью не меньше 32 тысяч евро. Как писала газета "Комсомольская правда" в Белоруссии", минские байкеры утверждают, что это личный байк Лукашенко ("Комсомольская правда" в Белоруссии", 2009, 21 июля).

Есть еще катера. А в 1996 году Управление делами президента перевезло через всю страну из Гомеля на озеро Нарочь двухпалубный теплоход для главы государства ("Свобода", 1996, 26 июля).

Первые полтора года своего президентства Лукашенко пользовался двумя вертолетами, которые достались ему в наследство от бывшего премьера В.Кебича. Но этого показалось мало, и весной 1996 г. он купил вертолет министра обороны России П.Грачева. К концу того же года в Минск была доставлена новая машина МИ-172, сделанная по спецзаказу на Казанском вертолетном заводе. Вертолет с комфортабельным салоном стоил около 4 млн долларов. Плюс 640 тысяч долларов было заплачено за специальное оборудование для диагностики машины перед каждым вылетом ("Свобода", 1996, 24 декабря).

Долгое время Лукашенко летал на самолете "Ту-154". Но в 2004 году по спецзаказу в США был построен "Боинг 767—300 Бизнес-Джет", стоимость которого специалисты оценивают около 100—130 млн долларов. Самолет оборудован полной шумоизоляцией, спецсвязью, сложной системой обеспечения безопасности, роскошным интерьером, мебелью из дорогих и редких пород дерева, тренажерным залом и пр. ("Народная Воля", 2004, 9 июня).

На примере Лукашенко можно изучать феномен поведения человека, на голову которого неожиданно свалилось невиданное богатство. (Здесь сразу же вспоминаются анекдоты о "новых русских".) Со всем своим необузданным темпераментом он предается радостям жизни, стремясь компенсировать ту нужду и бедность, которую довелось испытать в детстве и молодости. Словно избалованный ребенок, президент придумывает и реализует все новые удовольствия и забавы. Захотелось стать чемпионом мира по хоккею — придумал рождественский турнир с участием бывших профессионалов из всех хоккейных стран. Захотелось поиграть со звездой — пригласил в Минск Павла Буре из НХЛ. Захотелось покататься на горных лыжах — сел в самолет вместе со свитой и полетел в Словению, Австрию, Сербию, не считаясь ни с какими затратами, останавливаясь в самых дорогих отелях. (Правда, два раза Лукашенко делал это полулегально, инкогнито, скрывая факт поездки от собственного населения.) А во время отдыха в Казахстане в 2001 году он, чтобы не скучно было, взял с собой свою хоккейную команду. В марте 2009 г. президент в течение двух недель успел покататься на лыжах с гор в Сербии, Армении и России (сочинский курорт "Красная Поляна"). 11 октября 2007 года Лукашенко отправил личный самолет за российской поп-звездой Ф.Киркоровым, чтобы тот снялся в эпизоде фильма, в котором одну из главных ролей исполняла внучка президента ("Комсомольская правда" в Белоруссии", 2007, 12 декабря).

Самой скандальной стала поездка Лукашенко на зимние Олимпийские игры в японский город Нагано в 1998 году. Желание совершить эту поездку родилось неожиданно, после того как сборная Беларуси по хоккею обыграла французов и немцев. Желая присутствовать при предполагаемом триумфе хоккеистов и, как выразился сам белорусский лидер, "лично опробовать олимпийскую лыжню", он с сыном и свитой в 20 человек без приглашения и даже предварительного согласования с японскими властями прибыл в Нагано ("Свободные новости", 1998, №7). Полторы недели президент наслаждался соревнованиями, о чем белорусское ТВ радостно сообщало телезрителям, катался на лыжах. В своих воспоминаниях тогдашний посол Беларуси в Японии П.Кравченко рассказывает, как управляющий делами президента И.Титенков расплачивался за проживание белорусской делегации в отеле. Он раскрыл дипломат и высыпал перед ошарашенным японским портье 100 тысяч долларов наличными (Кравченко П. Беларусь на распутье. Записки дипломата и политика. М., 2006, с.244). А всего эта поездка обошлась в несколько миллионов долларов.

Вернувшись домой, Лукашенко оправдывался: "Если кто-то думает, что я в Японии отдыхал. Я в Японии на третий день понял — я сюда зря приехал. Мне там так было трудно. Ребята ходят, переживают. Я очень воспринимаю это все близко к сердцу. И этого Сашу Попова (биатлониста. — Авт.), которого ну просто сломали через колено. Я сам оттуда со слезами шел и его почти на руках нес" ("Имя", 1998, 13 марта).

Выше уже приводился душераздирающий рассказ президента о бедственном положении его детей. ("Я загнал себя в такой тупик, в такой угол, что я себе не могу позволить даже абсолютно легально, нормально обеспечить своих детей квартирой и т.д. Это, во-первых, можно сделать только за счет кредитов. У меня нет денег, чтобы им построить квартиру даже в Минске".) Однако старший сын Виктор, став помощником президента, построил дорогой коттедж в номенклатурном поселке близ Дроздов, о котором речь пойдет чуть дальше.

Позаботился Лукашенко и о матери. Забрав ее из деревни в Минск, он построил ей дом на тогдашнем проспекте Машерова, неподалеку от президентской резиденции, который, правда, числится на балансе Управления делами президента. Дом большой, с хозяйственными постройками, общей площадью 303,7 кв. метра и оценочной стоимостью около 140 тысяч долларов ("Московский комсомолец", 2001, 13 августа; "Народная Воля. Спецвыпуск", 2001, №141).

Однако после того, как об этом стала писать независимая пресса, а по Минску поползли слухи, накануне президентских выборов 2001 г. Лукашенко забрал мать из этого дома в свою резиденцию.

Хотя президент ведет неустанную борьбу с коррупцией, она носит какой-то уж очень выборочный характер. На воровство и злоупотребления людей из своего окружения он смотрит сквозь пальцы, вмешиваясь только тогда, когда они переходят очерченные им границы. В 1999 году первый управляющий делами президента И.Титенков ушел со своего поста и уехал в Москву. Отвечая на вопросы журналистов о причинах этой отставки, Лукашенко сказал: "Воровать надо было меньше", "пусть сначала вернет 40 миллионов долларов" ("Время", 2004, №12). Вот такие суммы воруют в окружении президента и безнаказанно уезжают из страны.

В 2004 году была арестована управляющая делами президента Г.Журавкова. Суд признал, что она присвоила 3,2 миллиона долларов, и приговорил к четырем годам лишения свободы. Но А.Лукашенко своим указом освободил ее от наказания.

Мало того, что ближайшее окружение Лукашенко имеет привилегии (лечкомиссия, магазин беспошлинной торговли в правительственном поселке ("Навіны", 1998, 4 марта)), по распоряжению президента недалеко от Дроздов построен поселок для высшей номенклатуры. В народе его назвали "Царское Село". Площадь самого скромного коттеджа составляет около 270 кв. метров, а рыночная цена средней усадьбы по оценкам специалистов достигает 500—900 тыс. долларов ("Народная Воля", 2006, 3—4 февраля).

В первое время своего правления президент настойчиво уверял, что он, как народный президент, не приемлет никакой семейственности, его родственники не могут и не должны принимать никакого участия в политической жизни. В 1997 году на вопрос журналиста, помогают ли ему члены семьи, Лукашенко почти возмутился подобным предположением: "Да вы что! У меня ни жену, ни детей никто близко не видел в советниках". В других интервью он заявлял: "Я считаю, что члены моей семьи не должны влезать в политику"; "Никакого влияния на политику моя семья не позволяет. Это исключено абсолютно" ("Имя", 1997, 6 ноября; "Советская Белоруссия", 1997, 14 ноября; "Советская Белоруссия", 2003, 5 августа).

Однако в 2005 году Лукашенко назначил своего старшего сына Виктора помощником президента по вопросам безопасности. В реальной белорусской властной иерархии эта должность по статусу выше министра. А сыну было только 29 лет, и никаких особых успехов и талантов он не выявил. Власти несколько месяцев скрывали этот факт. И понятно почему. В советские времена на такое назначение не решался ни первый секретарь, ни даже генеральный секретарь ЦК партии, ибо это расценили бы как семейственность. Кроме того, это прямо противоречит статье 33 Закона "О государственной службе в Республике Беларусь", в которой говорится, что гражданин не может быть принят на государственную службу в случае "близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, родные братья, сестры, а также родители, дети, родные братья и сестры супругов) с государственным служащим, если их служебная деятельность будет связана с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому". В обществе сразу же заговорили, что президент готовит себе преемника, которому передаст власть, хоть сам глава государства от этого всячески открещивается.

Личного врача Ирину Абельскую, которую все считают гражданской женой главы государства, матерью его сына Коли, Лукашенко назначил руководителем главного медицинского учреждения страны — главврачом Республиканской больницы Управления делами президента (лечкомиссии). А ее мать Л.Постоялко за короткий срок прошла путь от заведующей отделением, главврача Брестской областной детской больницы, заместителя министра до министра здравоохранения и находилась на этом посту до тех пор, пока тяжело не заболела.

Так что миф о "самом чистом президенте в мире" может поддерживаться только благодаря монополии на СМИ и информационной закрытости Беларуси.

Народная воля, Валерий Карбалевич


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта