На эколога Валерия Дранчука составлен протокол

Интернет-сайт "Хартия'97", 27.07.2006

Составлением протокола о нарушении режима особо охраняемых природных территорий на журналиста-эколога, автора зеленых SOS-изданий Валерия Дранчука закончилась его очередная командировка в Беловежскую пущу.

Как известно, национальный парк «Беловежская пуща» является местом Всемирного наследия, и Беларусь, подписавшая ряд важных международных экологических документов, в том числе Конвенцию о Мировом наследии, несёт ответственность за состояние и национальное сохранение этого объекта человечества.

Преследования журналиста-эколога начались тогда, когда в своих публикациях он поставил вопрос о том, что Беларусь не выполняет международные обязательства, что Пуща, вопреки им, не сохраняется, а находится в тисках безжалостной лесохозяйственной машины. Более того, механизмы промышленной эксплуатации с каждым годом наращиваются, о чем свидетельствует запуск высокопроизводительной пилорамы в 1999 году, тогда как экосистемы Пущи, ее целостность и красота продолжают разрушаться и деградировать, требуя точного диагноза и неотложных восстановительно-спасательных мер.

На этом фоне весьма удручающе выглядит научный отдел национального парка. Были времена, когда он насчитывал 56 исследователей. Сегодня их число остановилось на 12.

«Это яркий показатель, куда идет Пуща, - сказал Валерий Дранчук. – В полный упадок и социальный тупик. И это наглядно характеризует держателей парка: приоритеты расставлены. Но вчера я был в шоке несколько по другому поводу. До какой же степени можно унизить даже эту, добитую до ручки науку! Отдел вместе с архивами и библиотекой выбросили из старого уютного здания рядом с музеем и расположили в буквально адских условиях на территории лесозавода или так называемой промзоны, посреди многоликой, агрессивной производственной конгломерации. Вокруг неумолкаемый конвейер эдакого пущанского «освенцима». Представляете, КПП, огромные въездные и входные ворота. Сооружение явно лагерного типа. Идешь дальше мимо этого конвейера: цеха, навесы, пилорама, склады… Свежераспиленное дерево, доска по метру шириной. Наконец, здание, где приютился отдел науки. На первом этаже, по-моему, ремонтные мастерские. Шум, грохот, визг – видимо, в такие реалии окунули науку для того, чтобы лучше усваивались более адекватные для мирового наследия понятия: биоразнообразие и культура, красота и экоэтика, просвещение и научный туризм…

В бывшем здании, где в окошке можно было услышать синицу, идет евроремонт. Сюда наука больше не вернется. Кем будет заселяться новая гостиница, знают лишь держатели парка – Управление делами президента. Новое здание администрации пока лишь в проекте. Зато наука – давно в промзоне…

На территорию этой самой промзоны я попал, конечно же, чудом, изловчившись только мне известным способом. Познакомился с новым заместителем директора по науке доктором наук Евгением Буськом. Он приветил меня чаем, извинился за условия. Особенно неловко, признался Евгений Григорьевич, когда к нам заходит интеллигентная женщина или, не дай бог, переступят порог иностранцы. Насчет последних Евгений Бусько волнуется абсолютно зря: их сюда и близко не подпустят.

Когда я вышел из отдела, меня тут же обступили хлопцы из охраны. Не пропустили ни в здание администрации парка, ни в библиотеку. Да ни на шаг! Чтобы переговорить с заместителем директора по идеологии, мне пришлось ждать его около часа на КПП. Я мог туда и пройти, это пятьдесят метров. Но уже была установка. «Мы исполнители» -- признались молодые охранники, которым по двадцать, двадцать пять лет.

Идеологический стержень нашего разговора был до отупения прост: могу я отметить командировку? – а кто вас сюда приглашал?; я бы хотел посмотреть библиотеку – вы там не записаны; кто мне оформит пропуск в национальный парк? – я этого не решаю. Таким было мое знакомство с Александром Зотиковичем Шарындай. Кстати, Александр Зотикович -- совершенно новое лицо в Пуще. Какими ветрами его сюда занесло, у кого ни спрашивал, никто не знает. Открытый конкурс не проводился. А сам Шарында на мой вопрос о предыдущей работе ответил вроде того, что мне это знать не положено. Похоже, держать ответ перед журналистами его уже научили. На большое количество моих притязаний, которые ему показались вмешательством в промзону, он отреагировал угрозой «фас» -- мол, позову сейчас охрану…

Впрочем, он также выполнял установку. Чью, нетрудно догадаться. Все решает один человек. Начальник Пущи.

В своей книге «Беловежская пуща. Резолюция SOS» я написал правду о сегодняшней судьбе природного раритета, одного из наиболее титулованных особо охраняемых объектов Беларуси. Она не только в местной сельской библиотеке, но в библиотеках многих стран мира, готовится ее второе издание. Многим она бельмом на глазу. В том числе и Николаю Николаевичу Бамбизе, генеральному директору Национального парка. Автора книги и давнего оппонента «заповедного режима» пытаются выжить из Пущи, прессируют всеми доступными средствами, включая, например, местную погранзаставу. А это бесконечные проверки на дорогах в буквальном смысле.

Все в конце концов закончилось составлением протокола в присутствии большого стечения стражей порядка: охраны Пущи, пограничников и участкового. Нарушение якобы состоит в том, что я без разрешения Бамбизы находился в национальном парке. Как мне пояснили в районной инспекции природных ресурсов, подобных случаев на их памяти нет. «Вы ничего не нарушали, а Ваши намерения прописаны в служебной командировке», -- несколько удивленно прокомментировали районные экологи составление протокола на журналиста и автора книги, которая стоит у них на книжной полке.

Сегодня я передал телефонограмму генеральному директору национального парка с настоятельной просьбой исполнить процедуру протокола до конца – направить его для рассмотрения в административной комиссии сельского совета или Каменецкого райисполкома.

И последнее, чем хочу наповал сразить ученый мир. Николай Николаевич Бамбиза решил изменить имидж закаленного хозяйственника или дополнить его степенью ученого заповедных наук. По моим данным, тема его диссертации звучит так: «Управление особо охраняемыми природными территориями».

Однако, не скрою, на этот раз, посетив Беловежскую пущу, я увидел, до какой степени можно унизить науку, когда ее ненавидишь».


Написать отзыв / комментарий / мнение на Форум сайта