История беловежской сосны

Георгий Козулько
кандидат биологических наук, д. Каменюки, Беловежская пуща
«Брестский курьер», № 34

17.08.2004

Это было примерно 150 лет тому назад. В Беловежской пуще из семени на Божий свет родилась сосна. Их ежегодно в пуще появляются миллионы. Но не всем суждено дожить до преклонного возраста. В среднем – одной из ста. Остальные по разным причинам погибают. Большинство на первом году жизни. Другие чуть позже. Нашей красавице повезло. Сумела она противостоять невзгодам природы. Пережила и засухи, и лютые морозы, и сильные ветра, и олень обошел ее стороной, не съел молодую. Да и человек не тронул, хотя выросла она вблизи дороги, где в настоящее время находится главный въезд в Национальный парк "Беловежская пуща".

Сосна была свидетелем многих исторических событий и, наверное, по-своему к ним относилась. Ведь дерево тоже живое существо, пусть и отличное от человека. С интересом наблюдала за пышными охотами царя Николая I. Переживала за своих старших братьев и сестер, которые пошли под топор во время первой мировой войны и немецкой оккупации. Тогда на территории Беловежской пущи было построено 4 лесопильных завода и вырублены миллионы кубометров ценной древесины. Со страхом смотрела на деятельность английской фирмы "Центура", когда за 2 года (1936-37 гг.) было заготовлено около 2 миллионов кубометров леса. Смотрела, как в 1944 г. делили пущу на две части между поляками и белорусами. Радовалась, как после войны развивался в белорусской части государственный заповедник, главной задачей которого было сохранение Беловежской пущи, а значит и ее, сосны. Переживала, когда в 1957 г. заповедник реорганизовывали в заповедно-охотничье хозяйство. Ведь ей к тому времени было уже около 100 лет. У лесоводов данный возраст леса оценивается термином "спелый лес". Запросто можно угодить под топор. Но судьба была к ней благосклонна.

В 60-70-ых годах на центральной усадьбе Беловежской пущи был построен административный комплекс, в который вошли здание администрации и научного отдела, музей природы, ресторан, гостиница. Одновременно провели благоустройство территории. Перед центральным въездом сделали площадку для стоянки автотранспорта. Наша сосна как раз оказалась в границах этой стоянки, недалеко от края. Обычно в таких случаях деревья вырубают. Но тогда Пущей руководили ученые - Лесоводы с большой буквы. Эти люди пожалели прекрасное старое дерево и оставили его. Вокруг заасфальтировали, а сосна осталась стоять посреди асфальта, радуя и удивляя посетителей. В 80-е годы Беловежскую пущу посещали более 150 тысяч туристов ежегодно. В летние дни многочисленные автобусы выстраивались в длинную очередь на дороге перед въездом в Пущу. Но никому и в голову не приходило спилить слегка мешавшую старую сосну. И сосна, ощущая заботу, с доверием относилась к людям, ее сохранившим, верила в доброту людей. Она была символом добра и бережного отношения к Беловежской пуще.

В 1991 г. заповедно-охотничье хозяйство переименовали в национальный парк, тем самым повысили природоохранный статус Беловежской пущи. Но одновременно законодательно позволили вести интенсивную хозяйственную деятельность. Глубочайший кризис в стране затронул и туристическую сферу. Число посетителей Беловежской пущи упало в начале 90-ых годов до 10 тысяч, затем к концу 90-ых повысилось до 50 тысяч. Национальный парк также попал в тяжелейшее финансовое положение. Но сосна продолжала стоять, вселяя в людей надежду на лучшее будущее.

Парадокс, но факт. Тогда наша сосна, наверное, и не подозревала, что судьба вынесла ей смертельный приговор и часы его исполнения уже были запущенны. В 2001 г. политика управления в Национальном парке "Беловежская пуща" резко изменилась. К этому времени в Пуще на всю мощь развернулся деревоперерабатывающий комплекс, закупленный за валютный кредит за границей. Для организации деревопереработки директором Беловежской пущи был назначен Николай Бамбиза, хорошо известный белорусской общественности по разоблачениям в связи с вырубкой уникальных пойменных дубрав в Припятском национальном парке. В начале новый директор под видом "борьбы с короедом" попытался развернуть сплошные санитарные рубки живого леса в охраняемых кварталах. Но после разоблачения и грандиозного скандала вынужден был приостановить незаконную вырубку живого леса. Однако через некоторое время рубка живых деревьев в Беловежской пуще возобновилась. На этот раз уже подпольно. Под топор ушли десятки, а может и сотни, старовозрастных гигантских сосен.

А что же наша сосна? Увы, ее постигла участь сотен ее сестер. В октябре 2002 г. она была спилена. Вместе с ней было выпилено еще около полгектара живого старого леса. Можно сказать, на глазах у всей страны. Сделано это под предлогом "расширения стоянки для автотранспорта". Повод, на мой взгляд, совершенно надуманный. Поток туристов сегодня настолько мал, что места для стоянки автотранспорта хватало с лихвой. По прогнозам в ближайшие годы существенного увеличения потока туристов не предвидится. По крайней мере, в 100 метрах от въезда в нацпарк начинается луг. Можно было там сделать дополнительную стоянку.

Прошедшие два года подтвердили надуманность «срочного» расширения стоянки. Полгода Беловежская пуща встречала туристов десятками пней на месте вырубки, до которых никому не было дела. Летом прошлого года их засыпали песком. Но до сих пор площадку не заасфальтировали и не построили. Никому она не нужна, так как старой территории достаточно для стояки машин. Так зачем же затеяли эту вырубку при въезде в Пущу? Ради показухи для начальства, мол, я такой заботливый, а до меня никто не думал?

Сегодня от сосны остался лишь засыпанный песком пень как символ зла, душевной черствости и варварства лесопромышленников, безраздельно и бесконтрольно хозяйничающих в Беловежской пуще. Сегодня под видом "охраны" и "восстановления" продолжает уничтожаться заповедный реликтовый первобытный лес и вытравливаться природоохранный дух из Беловежской пущи. Если эту тенденцию не остановить, то недалек тот час, когда эмблемой Беловежской пущи будет не зубр на фоне Белой вежи и старого леса, а человек с топором на фоне пней и бревен.

Фото 1. Здесь лежит 150-летняя сосна (1) и 100-летняя ольха (2), 2002 год

Фото 2. Так выглядит сегодня вырубленная площадка, 2004 год